интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Состояние коррупции в развитых странах, в России, Прибалтике и системный подход

Из ежегодных отчетов международной организации "Трансференс Интернейшнл" по проблеме коррупции в различных странах мира следует, что борьба с коррупцией пока не вызывает оптимизма. Проблемы коррупции наиболее остро стоят в развивающихся странах, причем уровень коррумпированности этих стран ежегодно растет. В настоящее время в большинстве стран мира наблюдается настоящая эпидемия в области коррупции. "Трансференс Интернейшнл" предложила 10-балльную оценку уровня коррумпированности различных стран мира, при этом, чем выше индексационный балл, тем менее коррумпирована страна и, следовательно, ее чиновники. Исходя из этого, самый высокий индекс коррупции 9,9 баллов имеет Финляндия, чиновники которой являются самыми некоррумпированными (чистыми), поэтому страна занимает первое место среди всех стран мира.

На втором месте (после Финляндии) стоит Дания, на четвертом месте оказывается Исландия.

Швейцария находится на девятом месте, а Норвегия – на десятом. В десятку малокоррумпированных стран входят также Канада, Голландия, Люксембург, Новая Зеландия и Сингапур. Великобритания находится на тринадцатом месте, а Германия – на двенадцатом.

Оказывается, что уровень коррумпированности в католических странах выше, чем в протестантских, а чем севернее расположена европейская страна, тем меньше коррумпированность чиновников.

Во вторую десятку наименее коррумпированных стран вошли Франция, Испания, Португалия, Италия и Австрия. Значительно коррумпированной, занимая 42-е место, оказалась Греция.

Бывшие республики СССР, а ныне независимые государства более коррумпированы, чем европейские страны, но среди них лучшей считается Эстония, которая занимает 28-е место.

Следует отметить, что в борьбе против коррупции наибольших успехов добились Япония, Бельгия, Италия, Колумбия и Израиль. Оказывается, что по уровню коррумпированности Израиль и США делят 16-е место.

В бедных и очень бедных странах уровень коррупции находится между "высоким" и "очень высоким". В этих странах зарплата врачей, учителей, полицейских, судей и т.п. катастрофически низка, отсюда взятки в больницах, в школах, в полиции и судах. Одна из самых бедных стран мира Бангладеш по уровню коррумпированности занимает 91-е место в мире.

Очень плохо дело с коррупцией у независимых республик бывшего СССР. Так, по данным международной организации "Трансференс Интернейшнл", по уровню коррумпированности Молдова занимает 63-е место. Казахстан и Узбекистан делят 71-е место, а Россия с Пакистаном и Эквадором – соответственно 79, 80, 81-е места. Еще хуже дела на Украине, в Грузии и в Азербайджане. Они по коррумпированности занимают 83,84 и 87-е места соответственно.

Выступая на одном из совещаний правоохранительных органов Казахстана, Президент Н. Назарбаев заявил, что борьба с коррупцией в стране до сих пор не принесла никаких результатов. Он сказал, что любого чиновника можно взять за руку и отвести в суд, который легко докажет вину этого человека в коррупции и иных преступлениях. Британский журнал "Евромани" отвел Казахстану предпоследнее место в дюжине самых коррумпированных стран мира.

Среди независимых стран Прибалтики наиболее коррумпирована Латвия, которая занимает 59-е место.

Таким образом, существует определенная закономерность между уровнем коррумпированности и бедностью страны, ее расположением на карте мира и вероисповеданием. Исходя из этой системной закономерности, полученной на основе статистики, коррумпированность, как правило, тем выше, чем беднее и южнее расположена страна, а в католических странах она выше, чем в протестантских.

По коррумпированности Россия находится в тяжелейшем состоянии; коррумпированность стала образом жизни страны, что угрожает нашим национальным интересам. Россия по уровню коррумпированности занимает оскорбительное 79-е место после Никарагуа и Зимбабве. Говорят, что с коррупцией в России все в порядке – была, есть и будет. И, судя по всему, будет еще очень долго как на государственном, так и на бытовом уровне. Не важно, что в первом случае речь идет о нескольких десятках миллионах долларах федеральному чиновнику за выгодный контракт для частной фирмы, а во втором - сотни рублей гаишнику за превышение скорости. Берут взятки многочисленные чиновники, врачи, учителя, судьи, прокуроры как в столице, так и в провинции. Известно, что все коммерческие фирмы и госучреждения в своей "черной бухгалтерии" закладывают средства на взятки для налоговых инспекторов, пожарников, экологов, санитарных и прочих проверяющих; считается, что это "в порядке вещей". Для борьбы с коррупцией нужен системный, или комплексный, подход в том числе требуется специальный закон "О борьбе с коррупцией". Правда, следует отметить, что сам по себе закон не искоренит коррупцию как явление. Одновременно нужны комплексные меры, обеспечивающие мощный профилактический эффект. За последние семь лет делалось четыре попытки принять закон "О борьбе с коррупцией", направленный против чиновников-мздоимцев. Депутатам Госдумы наконец удалось принять этот закон. Одни депутаты выступали против этого закона, утверждая, что якобы он направлен против бизнеса и его интересов, а другие депутаты утверждали, что бороться с коррупцией надо не правовыми методами, т.е. законами, а созданием и развитием гражданского общества.

В демократических обществах законодательство отражает эволюцию самого общества. Очевидно, что законы эффективно выполняются только тогда, когда большая часть общества разделяет заложенные в законах принципы.

Если же людям навязывают такие законы, которые они не понимают и не одобряют, то они находят разные способы их не исполнять.

Важно отметить, что из-за несовершенства российского законодательства и нестыковки разных законов невозможно выполнить один закон, не нарушив другой, не нарушив весь строй реальной жизни. Поэтому закон "О борьбе с коррупцией", как и любой другой закон, требует компромисса между реальной жизнью и официальной идеологией государства.

Сегодняшнее российское общество находится в тупике, так как нынешняя борьба с коррупцией бесперспективна и грозит катастрофой, но отказ от этой борьбы недопустим, российская власть не пытается (и не может) ее искоренить, но старается держать в рамках определенной нормы. Утверждают, что сегодня самое большое наказание – жить строго по закону. Потому что сами законы несовершенны и противоречивы. Иногда многие проблемы страны объясняют тем, что российское законодательство несовершенно и отличается от западного. Однако выясняется, что даже в тех областях, где наши законы представляют точную копию зарубежных, дела идут не лучше.

Для принятия дееспособных законов и их беспрекословного исполнения необходимо формирование гражданского общества. Нужно, чтобы "обратная связь" с обществом наступила не по факту принятия какого-либо закона, а еще на стадии его подготовки. Пока наш парламент и правительство не считаются с желанием общества и ничего не обсуждают с общественностью на стадии подготовки законов, указов, постановлений. Число наиболее активных сограждан, желающих и могущих активно участвовать в решении собственной судьбы, по разным оценкам, составляют пятую (30 млн.) или третью (50 млн.) часть всего российского населения. Без сильного гражданского общества не может быть сильного демократического государства. Такое гражданское общество можно начинать формировать действиями сверху, аналогично тому, как пришли к нам демократия и рынок.

Власть пытается построить гражданское общество по горизонтали после попытки построения "вертикали власти". Без толчка сверху гражданское общество будет формироваться слишком долго, а можно вовсе не дождаться. Возникает ощущение, что общество сейчас активизируется, что можно рассматривать как благоприятный фактор. Для формирования гражданского общества желательно существующие неполитические и некоммерческие общественные организации (структуры) объединить в некую палату гражданских союзов. Такая палата может насчитывать несколько десятков тысяч общественных структур от любителей пива и филателистов до некоммерческих фондов. Надо в такую палату гражданских союзов вдохнуть жизнь сверху, а затем отпустить на волю строить гражданское общество. Понятно, что институты гражданского общества, наряду с законом, являются наиболее эффективным средством борьбы с коррупцией.