интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Проблемы искоренения коррупции как общественной энтропии

С точки зрения частоты выявления коррупции различают три вида коррупции: 1) случайный; 2) систематический; 3) системный. Случайная коррупция имеет место во всех странах мира и связана с интересами личности или общества. Поэтому даже в развитых цивилизованных странах, где хорошо отточена государственная система управления, если гражданину дается возможность без страха получить мзду, он этим воспользуется.

Систематическая коррупция имеет место в развивающихся странах Латинской Америки и Азии. В условиях слаборазвитой экономики коррупция часто выявляется способ борьбы с систематической коррупцией – административные реформы и частая смена кадров чиновников. Самое страшное проявление коррупции – это системная коррупция, которая имеет место в наиболее отсталых азиатских и африканских странах и в некоторых постсоциалистических странах.

Системная коррупция имеется во всех сферах жизни человека (экономика, политика, силовые структуры, образование, культура, наука и др.), на всех уровнях управления. В системной коррупции участвуют не только коррумпированные государственные чиновники, но и значительная часть общества в лице учителей, преподавателей вузов, врачей, военных и милиции, сотрудников ГАИ. Характерной особенностью системной коррупции является то, что эта болезнь начинается сверху. Коррупция разлагает общество и государство. Конкуренция как в частном, так и в государственном секторах ослабляет коррупцию. Там, где сильна конкуренция – слаба коррупция, и, наоборот, при отсутствии конкуренции коррупция достигает максимума. Специфика системной коррупции сегодня заключается в том, что большинство работает, а меньшинство ворует и берет взятки, но тем не менее объем взяток в России достигает размера годового бюджета страны.

Коррупция в нынешней России и в странах СНГ превратилась в важнейший элемент системы управления. Если сегодня постараться простым силовым способом искоренить коррупцию, то остановится большинство процессов хозяйственной и экономической деятельности внутри страны и за рубежом.

Проблему искоренения коррупции в стране, даже если арестовать всех коррупционеров, практически не решить.

Возникает вопрос: насколько тесна связь коррупции и криминала и можно ли административными мерами преодолеть существующие коррупцию и криминал? К сожалению, многолетний и многочисленный опыт так называемых кампродорских республик однозначно говорит об особой прочности сочетания коррупция и криминал, которые не преодолеть никакими административными мерами, скорее, наоборот, это роковое сочетание подминает под себя любые цивилизованные поползновения демократии.

Для решения в нашей стране и в других странах СНГ проблемы резкого сокращения коррупции необходимо сменить систему управления и провести комплекс следующих мероприятий:

ввести максимальную прозрачность в деятельность всех государственных структур, и в первую очередь в деятельность государственных чиновников всех уровней;

отделить частные структуры от операций с бюджетными средствами. Кроме того, каждый госчиновник должен нести ответственность за принятые решения, которые тормозят позитивное течение экономических преобразований;

установить фактическую законность коррупции и двойные стандарты;

любая информация СМИ по коррупции госчиновников должна считаться ЧП, а реакция властей и соответствующее наказание должны быть незамедлительными; сегодня такая реакция от власти отсутствует;

учитывая, что коррупция в России и в других странах СНГ стала элементом системы управления и простыми репрессивными методами ее не искоренить; необходимо, с одной стороны, сменить чиновническую систему управления и провести комплекс мероприятий по утверждению гласности, прозрачности и соответствующей экономической мотивации для искоренения коррупции.

Например, можно было бы придумать и реализовать следующую схему борьбы с коррупцией. Законодательно наказывать только тех, кто берет взятки, а тех, кто дает взятки, не только не наказывать, а даже поощрять, помогая им вернуть обратно взятку, которую они давали, если они это докажут. По нашему мнению, такая схема может дать положительные результаты.

Очевидно, чтобы эффективно бороться с таким социальным явлением, как коррупция, необходимо хорошо осмыслив его сущность. В советское время коррупция госчиновников на любом уровне считалась преступлением и жестко каралась. Тогда как в нынешней России и странах СНГ это не преступление, но важнейший элемент существующей системы управления хозяйством, экономикой, наукой, образованием. Сегодня в центральных газетах открыто печатается информация, сколько надо платить в виде взятки, чтобы приняли в тот или иной вуз и на соответствующие специальности, сколько стоит получить зачетку, сдать экзамен и т.п. И такие взятки в вузах стали узаконенными и полуофици-альными, и в этом сомнений ни у кого не возникает, только скрывается размер взяток, так как по существующим законам наказываются обе стороны, как тот, кто взял взятку, так и тот, кто дал взятку, поэтому при таких законах и уровнях оплаты труда коррупцию не победить. Накажем одних, придут другие, и пока они не будут знать, что государство вырабатывает механизм, при котором их могут быстро поймать и наказать, коррупцию не победить.

По некоторым оценкам объем взяток в нашей экономике составляет цифру, соизмеримую с бюджетом страны, или около 10% ВВП. Для снижения коррупции необходимо провести госреформу и снять многие контрольные функции, а значит, и поле для коррупции чиновников существенно сузится. Контрольные функции, снятые с государства, необходимо передать саморегулирующимся организациям из бизнес-сообществ. В этой схеме механизм коррупции будет практически исключен. Из теории управления известна аксиома, по которой любая структура не способна реформировать саму себя, и практика это подтверждает. Питательную среду для коррупционных процессов образуют финансовые потоки самого государства. Некоторая часть бизнеса откровенно паразитирует на том, что "осваивает" бюджетные средства, которые затем выплескиваются на потребительском рынке, усиливая инфляцию.

Коррупция законодательной власти и правоохранительной системы по своим последствиям гораздо страшнее терроризма. А значит, и бороться с ними нужно также серьезно и также нестандартно, как с терроризмом, как, например, это делают федеральная власть со структурами, поддерживающими террористов, отсекая их от источников финансирования и т.п. На Западе давно разработаны достаточно точные методы определения уровня коррупции по некоторым косвенным признакам. Так, например, если какой-нибудь политик, законодатель или судья по необъяснимым причинам начинает защищать заведомого вора или бандита, то на Западе считают, что этот политик, законодатель или судья берет взятки, и примут соответствующие меры с неприятными последствиями для коррупционера. У нас, к сожалению, этот метод наказания не работает.

Конечно, признаки коррумпированности некоторых наших представителей законодательной и судебной власти не вызывают у просвещенной российской общественности никаких сомнений, но сделать с носителями этих самых признаков коррумпированности ничего нельзя, потому что коррумпированность охватывает все слои чиновников и властных структур. Даже наоборот, проще превратить нынешнего заключенного в завтрашнего законодателя, примеров таких достаточно.

По мнению Г. Сатарова (бывшего помощника Президента Б. Ельцина), коррупция – это общественная энтропия, которая может только увеличиваться. По его оценкам, минимальный годовой объем коррупции в бизнесе составляет около 35 млрд. долл., а коррупция в общественно-социальной деятельности человека (медицина, вузы, школы, милиция, ГИБДД и т.д.) достигает 3 млрд. долл. США. Известно, что чем больше коррупция, тем беднее страна. Коррупция, как агрессивная среда, заставляет чиновников вместо оптимального принимать неэффективное решение, ухудшая тем самым состояние страны.