интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Системный подход к управлению элементами экономики

Важно отметить, что вмешательства государства в экономические процессы обязательны, потому что ряд проблем не может быть в принципе решен на рыночной основе. При этом, корректируя в соответствии с национальными интересами направления приложения ресурсов, механизмы, используемые государством, не должны подрывать основы рыночных отношений.

Для концентрации крайне ограниченных ресурсов власти должны определить, поддержание каких отраслей целесообразно в нынешних условиях, какие направления могут дать максимальную отдачу. Остальные должны быть предоставлены рынку. Пока относительно благополучно живут, по сути, только топливно-энергетический и металлургический комплексы и отрасли их обслуживающие. В остальных же отраслях все еще идет мучительный процесс борьбы за жизнь. Казалось бы, рынок должен подталкивать нефтегазовые компании к разведке новых месторождений, но реально ни одна из них не стремится к гло-бальным изыскательским работам, не говоря уже о более "мелких" проектах, что свидетельствует об отсутствии политики государства в области геологоразведки и влияния на добывающие компании.

При формировании промышленной политики необходимо учесть, что воздействие сил рынка на приоритетные виды деятельности постепенно и неуклонно должны усиливаться. Нельзя, например, ограничиваться лишь установлением высоких пошлин для защиты избранных производств, поскольку это может привести к консервации отсталости того ичи иного сектора экономики. Эти протекционистские меры надо постепенно снижать до нормального уровня, чтобы производители смогли адаптироваться к мировому рынку, а не изолироваться от него.

В России масса денег (наличных и безналичных), находящихся в обращении, составляет примерно 36-38% ВВП, что недостаточно. Удельный вес государственных расходов в ВВП в таких успешно развивающихся странах, как Венгрия, Польша, Словения, составляет сегодня 45-50% ВВП, а в странах ЕС – в среднем 50%.

В налоговой политике необходимо сконцентрироваться не на внешне эффектных, но малоэффективных мерах, подобных унифицированной 13% ставки подоходного налога, а на выработке механизмов максимально полного изъятия рентных доходов от природных ресурсов. Ведь нынешняя система фактически консервирует сырьевую направленность нашей экономики, создавая значительный перепад в доходности между добывающими и обрабатывающими секторами экономики. Что на самом деле происходит с налогами, показывают расчеты, приведенные в ЦЭМИ РАН. Сегодня основная часть налогового бремени (около 70%) приходится на человеческий труд, около 17% налога дает капитал (предпринимательская деятельность) и всего лишь 13% составляет налог от природной ренты. Парадокс состоит в том, что с нищенской заработной платы государство собирает преобладающую часть бюджетных доходов, а с природной ренты берет всего лишь 13%. А по делу и по справедливости должно быть наоборот.

Также впечатляющими выглядят полученные в ЦЭМИ РАН данные по использованию национальных богатств. По данным этого института в 1999 г. сырьевой комплекс недодал федеральному бюджету 45 млрд. долл., и суммарные потери государства составили 52,4 млрд. долларов, т.е. почти объем бюджета страны. Поэтому в  предлагается соединить имеющиеся возможности нашего природно-ресурсного потенциала с трудовыми ресурсами в мощную единую систему и создать в стране модель национального имущества. Суть предлагаемой модели заключается в изъятии на законных основаниях в пользу государства ренты от природных ресурсов и доходов от госсобственности.

Сегодня очень важно определиться, наконец, с системой национальных предпочтений и в соответствии с этим скорректировать нашу экономическую политику.

Очевидно, что в программе выхода страны из кризиса необходим неординарный взгляд, за которым должны стоять солидные научные разработки и практический опыт. Необходима стратегия действий, соответствующая в первую очередь национальным интересам. В этом плане важно стабилизировать и снизить расслоение в обществе за счет более справедливого распределения доходов. Несправедливость и глубокое неравенство вызывает у населения массовый социально-психологический стресс, что порождает, с одной стороны, социальную агрессивность, а с другой – социальную пассивность населения. Социальная агрессивность проявляется в многократном росте числа убийств в России, а социальная пассивность – в 7-кратном возрастании количества самоубийств.

Результаты исследований медиков показали, что до 85% смертности обусловлено именно психологическими стрессами, а не экономическими трудностями.

Важными моментами в стабилизации общества является увеличение оплаты труда бюджетникам. По мнению академика Нигматулина Р.И. , увеличение оплаты труда бюджетникам в три раза не приведет к большим инфляционным процессам в России. Так, по его расчетам, ВВП России составляет около 10 трлн. руб., из них около 1,5 трлн. руб. идет на оплату труда работников бюджетной сферы. Даже если увеличить в три раза оплату труда, ВВП за счет I инфляции составит 13 трлн. руб., т е на 30% возрастут цены, но в три раза возрастает покупательная способность населения, что со своей сторону активизирует производство товаров народного потребления. Только таким путем, по мнению Р.И. Нигматулина, можно поднять спрос и соответственно предложение.

Вместе с тем, когда предлагается "поднять зарплату и поднять потребление", возникает естественный вопрос – где взять деньги и не возникнет ли недопустимая инфляция? Однако хорошо известно, что масса денег обладает свойством расти, потребности также поддерживают эту тенденцию. Так, за 1997 г. масса денег в обращении выросла в России в 1,5 раза, т.е. на 50%. Однако при этом инфляция выросла незначительно.

Откуда взять деньги? Это известно. Так, в США масса денег в обращении (наличных и безналичных) составляет 56-60% ВВП и выше, в Голландии – 50% ВВП, аналогично и в других развитых странах, а в России денег в обращении слишком мало.

Согласно монитаристской догме, увеличение денежной массы всегда ведет к инфляции. Но в экономике России, в которой используется только 50% производственных мощностей, печатание денег для выплаты заработной платы, напротив, должно привести к увеличению выпуска продовольственных товаров, предметов первой необходимости и товаров народного потребления.

Правительство Е. Примакова в 1988-1999 гг. отказалось от политики невмешательства государства в экономику, проводившейся его предшественниками, в пользу активной роли государства в регулировании и реструктуризации хозяйства. Мировой опыт подтверждает, что именно таковым является правильный путь построения сильной экономики для стран с запоздалым развитием рыночных отношений.

Известно, что экономика ищет рациональные пути развития при ограниченных ресурсах страны, что описывается нелинейными моделями. Если рассматривать чисто рыночные отношения без государственного регулирования, то получаем неуправляемую стихию. Только государственное регулирование рынка позволяет сохранять экономику в нужном русле. Удержать рынок в стационарном состоянии без государственного управления невозможно. Идея о "самоорганизации" рынка без участия государства не реальна. Государство должно следить, чтобы рыночная система попала в устойчивое, или стационарное, состояние и чтобы внешние возмущения не перевели систему в неустойчивое, или нерациональное, состояние.

Таким образом, во всем мире рынок контролируется государством и удерживается в нужном состоянии, но при этом государство не должно переусердствовать. Регулировка рынка должна осуществляться мягким государственным воздействием, управлением в определенных пределах.

Наилучший выбор для России – это модель развития, нацеленная на воссоздание многоотраслевой индустриальной экономики. Значительная часть потока российских сырьевых продуктов должна изменить свое направление с экспорта на внутреннее потребление. Правда, этому будут сопротивляться МВФ, Мировой банк и различные внутренние силы и деловые круги на Западе, которые заинтересованы в России как в поставщике сырья и импортере промышленных и сельскохозяйственных товаров. Очень жесткое противодействие такому повороту оказывает новый класс русских олигархов, которые разбогатели на волне крайнего либерализма и которые контролируют не только банки и нефтегазовые комплексы, но и все средства массовой информации.

Может ли российская экономика мобилизоваться на подъем. Есть ли у России резервы? Для подъема экономики российские экономисты предлагают различные рецепты.

По мнению С. Глазьева, резервы экономики определяются незадействованными ресурсами. А загрузка производственных мощностей предприятий сегодня в России составляет около 51%. Они способны выпускать конкурентоспособную продукцию, но нет соответствующих условий.

Предприятия стоят или недогружены потому, что не хватает финансов. А причина нехватки финансов заключается, во-первых, в росте тарифов естественных монополий, во-вторых, в политике Центробанка по укреплению рубля, в-третьих, в политике правительства по снижению импортных тарифов.

Известно, что если государство вынуждено догонять в экономике другие страны, то требуется активная государственная поддержка конкурентоспособных отраслей производства. Причем сначала надо выделить такие направления экономики, где при сравнительно небольших затратах можно получить наибольший экономический рост. Для России таковыми являются информационные, телекоммуникационные технологии, биотехнологии, авиационная промышленность, ракетно-космический комплекс, переработка природного газа и др. При государственной поддержке эти отрасли способны стать локомотивами экономического роста. Финансовые средства для этого надо взять из бюджета развития, куда нужно привлекать нефтяные и газовые сверх доходы, депозитные сбережения граждан в Сбербанках. Кроме того, для этой цели Центробанк должен рефинансировать банки развития. Все это позволит авансировать собственное экономическое развитие.

Советник президента А. Илларионов для подъема экономики предлагает создать "стабилизационный фонд", похожий на бюджет развития, и направлять туда нефтяные и газовые сверхдоходы. Однако эти деньги не вкладывать в промышленность, а отдавать на погашение внешних долгов. Известно, что чем меньше в стране лишних долларов, тем медленнее укрепляется рубль, тем дороже импорт и, следовательно, выгоднее отечественному производителю. А. Илларионов, в отличие от С. Глазьева, выступает против оживления отечественной промышленности за счет государственных инвестиций. Справедливо, что вкладывать государственные деньги в устаревшее, неэффективное предприятие бессмысленно. У Илларионова логика такая: чем меньше у бюджета расходов, тем меньше нужно собирать налогов и тем больше экономический рост. По мнению А. Илларионова, тарифы естественных монополий должны сокращаться за счет создания конкурентной среды, а не расти. Его расчеты показывают, что для нашего уровня жизни и экономического развития тарифы и так уже завышены на 40%.

К сожалению, как отмечают многие наши и зарубежные специалисты, у правительства пока нет четкой и понятной стратегии развития российской экономики Президент В. Путин в своем послании Федеральному Собранию с гордостью заявил, что "мы занимаем второе место по производству нефти и являемся крупнейшими поставщиками энергетической продукции". А в действительности, нет никакой стратегии по использованию полученных от этого экспорта доходов для подъема экономики.

Необходимо отметить, что успех рыночных преобразований при целенаправленной трансформации экономической роли государства бывших стран с плановой экономикой подтверждает Китай, который в отличие от России не самоустранился от экономического регулирования. Передача эстафеты от плана к рынку могла продолжаться в течение двух десятков лет, как в Китае. В отличие от Китая, Чехия осуществила "скоростную" реформу, внедряя принципы частного предпринимательства с малого и среднего звена экономики. Приватизация произошла поэтапно: сначала малые предприятия, а затем, после обеспечения финансовой стабильности бюджетного баланса и управляемости экономики появились частные промышленные гиганты, банки.

Государство обязано сначала подготовить экономику к новым условиям хозяйствования, предотвратить ее криминализацию изнутри, устранить несправедливую конкуренцию извне, научить менеджеров управлять по-новому, иначе не может быть успеха. В России, по сравнению с другими странами, была нарушена последовательность событий. Последующие шаги делались независимо от успеха предыдущих и т.п., тем самым был нарушен системный подход.

По-видимому, затянувшаяся кризисная ситуация в ряде стран переходного типа объясняется, как правило, не объективными, а субъективными причинами. Для повышения эффективности управления необходимо совершенствование экономической политики государства при повышении ее регулирующей роли.