интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Проблемы промышленного роста и естественные монополии России

Установлено, что темпы промышленного роста снижаются в среднем на 0,82% при повышении цены барреля нефти на один доллар. Чем выше цены на нефть и газ, тем лучше для топливной промышленности, но для всех остальных отраслей хуже. При этом особенно сильно вредит подорожание нефти наукоемким высокотехнологичным отраслям (авиация, электроника, связь, информатика, электротехника, приборостроение и др.), которые делают страну цивилизованной. Все цивилизованные страны, как правило, осуществляют экспорт высокотехнологичных готовых изделий, а не сырья [43-46].

Повышение стоимости барреля нефти на один доллар замедляет темпы роста в сырьевых отраслях на 0,1 %, а в обрабатывающих отраслях (машиностроение, химия, легкая промышленность) они замедляются намного больше – на 1,7%.

Некоторые ошибочно думают, что с повышением цен на нефть сырьевые отрасли богатеют и заказывают новое оборудование у обрабатывающей отрасли, а инвестиции и доходы населения растут. На самом деле это не так. При повышении цены нефти за баррель на один доллар, инвестиции в среднем как раз сокращаются на 1%. Это обусловлено тем, что в России в топливном секторе производится всего лишь 10% ВВП, остальные 90% ВВП производится в отраслях, на которых повышение цены на нефть действует отрицательно. Если бы мы жили в Кувейте или в Саудовской Аравии, где ВВП на 80-90% состоит из нефти, тогда повышение цены на нефть благоприятно влияло бы на рост экономики. Если цены на российскую нефть на международной бирже растут, то в страну поступает больше нефтедолларов и поэтому импорт растет, а объем российских товаров падает. В результате иные отрасли, которые формируют 90% ВВП, сокращают объем производства и становятся менее конкурентны. Поэто-му оказывается, что чем ниже международные цены на российскую нефть, тем лучше для экономики России, а не наоборот, как ошибочно думают многие обыватели. Если грамотно подойти, то даже мировой нефтяной кризис может для нас в какой-то степени оказаться выгодным, если сохранить соотношение, когда 90% ВВП формирует промышленный сектор, а 10% – топливный сектор, как сегодня [44-48].

Похожее положение мы имеем в трех естественных монополиях – в Газпроме, РАО "ЕЭС России" и МПС. В 1992 г. эти три монопольные компании производили 10% всей российской продукции и при этом получали 8% всех инвестиций в стране, тогда как сейчас суммарный объем производства продукции этих компаний несколько снизился (с 10% до 9,5%), а инвестиции возросли до 18%. Выходит, что деньги стали в этом монопольном секторе использоваться в два раза менее эффективно, чем в экономике страны в среднем. При этом 10 лет назад работающие в РАО ЕЭС, Газпроме и МГТС получали 3% фонда оплаты труда всех работающих в нашей стране, сейчас ФОТ более чем в два раза больше – 6,5%. Так, в газовой промышленности средняя зарплата в 4,3 раза выше, чем в среднем по стране, а в энергетике в 1,7 раза выше. Конкуренции на рынке газа, электроэнергии и железнодорожных перевозок в России нет, чем они польются и повышают тарифы на свою продукцию. Если сравнить цены продукции этих корпораций, например, с уровнем их цен 1991 г., то увидим, что в среднем за эти годы тарифы естественных монополий росли в 3-4 раза быстрее, чем цены в магазинах.

Намеченные сегодня реформы естественных монополий не начинаются с обеспечения финансовой прозрачности естественных монополий и связанных с ними структур. Вследствие чего государство не до конца видит и понимает, чем могут завершиться реформы, и вместо интересов общества защищает интересы руководства естественных монополий и рост их тарифов.

Власть вынуждена согласиться с руководством РАО "ЕЭС России" повысить тарифы на электроэнергию в 2-2,2 раза за 4-5 лет. За то же время намечается увеличить внутренние тарифы на газ в 2,4 раза. Подтягивание тарифов к европейскому уровню без существенного повышения зарплаты загоняет экономику России в тупик, лишает ее возможности развития и приводит к депрессии я кризису

Расчеты показывают, что для нашего уровня жизни и экономического развития цены на электроэнергию, газ и железнодорожный транспорт сегодня, до повышения тарифов, завышены по сравнению с уровнем США и Европы примерно на 40%. Так, например, в США 1 кВт/час стоит 4 цента, а в России – 1,8 цента. Но при этом, если принять уровень жизни в США за единицу, то российский уровень составит где-то 0,4. Поэтому повышение тарифов на электроэнергию, газ, железнодорожные перевозки до американского уровня снизит уровень жизни в России ниже предела выживания. Необходимо отметить, что из-за повышения тарифов экономический рост в России в 2002 г. замедлится на 0,1-0,6%, а инфляция напротив, вырастет на 2-8%, что признает как Минэконразвития, так и сами естественные монополии. Зачем тогда стране такие потрясения, ради чего повышают тарифы? Ради благополучия самих естественных монополий, а не народа и страны в целом.

В экономике России преобладает сырьевая тенденция развития. Однако это было бы приемлемо, если бы на доходах от сырьевых ресурсов год от года крепла промышленность страны. Но этого не происходит. Многие предприятия, чтобы выудить средства, подстраивают свои производства под заказы монополий, оставляя для лучших времен высокие и наукоемкие технологии. Но это движение в тупиковом направлении, уже обозначившемся в мировой экономике.

В прошлом году газовые и нефтяные компании поставили на экспорт рекордное количество газа и нефти, чему надо было бы радоваться, однако эти национальные богатства государство отдает в бюджет и сжигает в топках электростанций. На вырученные деньги мало строится заводов по переработке нефти, газа и угля в высокотехнологичные продукты для своей страны и экспорта.

Сегодня наши энергоносители превращаются в электричество, тепло и доллары.

В 2001 г. темпы роста потребления в России электроэнергии из-за деградации промышленности упали в три раза, а небольшой рост ВВП достигнут в основном за счет услуг, а не производства. Курс доллара и цены на товары и услуги год от года растут, тарифы на электроэнергию выросли на 20%, на 30% вырастут тарифы других естественных монополий. Если учесть при этом ежегодную 20%-ную инфляцию по основным товарам и услугам первой необходимости, то никакие повышения зарплаты и пенсий за этим не угонятся. Можно утверждать, что пока государство проиграло спор за цивилизованный рынок, уступив лидерство монополистам. Государство пока только сдерживает аппетиты сырьевиков, ограничив рост тарифов почти в три раза. От государства требуется активное участие в создании рынка энергоресурсов. При этом целесообразно условно разделить все предприятия на эксплуатирующие недра, торгующие и производственные. По-видимому, предприятия, добывающие энергоресурсы, как самые эффективные, должны облагаться высокими налогами, так как недра являются достоянием всего населения страны и должны служить всему населению России. А с высокотехнологичных производств налоги можно брать не деньгами, а натурой. Так, если строишь четыре ТЭЦ, три себе, а одну государству. Необходимо государственное стимулирование производства, способное дать сильный толчок развитию всей промышленности и высоких технологий в ТЭКе. Иначе ни у ТЭКа, ни у страны не будет достойного будущего.