интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Десятилетие реформ не дает повода для оптимизма

Десять лет мы ждем экономического подъема, однако нет никаких признаков этого подъема. Вместо экономического подъема наблюдается ситуация некоторой экономической стабилизации вследствие высоких цен на нефть.

Главная беда наших либералов в том, что они плохо знают диалектический закон Гегеля "единства и борьбы противоположностей", противоположности, или антагонисты, друг без друга не существуют и в единстве создают устойчивую уравновешенную систему. Они также недооценивают закон "причинно-следственных связей". После того как наши либералы за 10 лет построили почти криминальное государство с теневыми и мафиозными структурами, для их уравновешивания появляются в виде компенсирующей противоположности мощные спецслужбы и силовики, образуя вместе с первой противоположностью устойчивую гомеостатическую систему. Причина – появление криминального государства, следствие – появление мощных спецслужб и силовиков. Одно без другого не может существовать.

Так что укрепление спецслужб и силовиков – это прямое следствие псевдодемократических преобразований. Роль спецслужб и их представителей в государственных структурах будет неизбежно расти и в дальнейшем, чтобы противостоять армии чиновников, которые повязаны друг с другом и мешают позитивным преобразованиям. Сегодня население верит и поддерживает президента. В.В. Путин пытается придать человеческое лицо российскому воровскому капиталу, но из этого вряд ли что-то получится. М.С. Горбачев также пытался построить социализм с человеческим лицом, но ничего не получилось. Человеческое лицо – это категория больше нравственная, чем политическая и экономическая, а нравственное содержание нашей демократии очень непривлекательно.

Сегодня проблема не столько в отсутствии необходимых законов, сколько в том, что существующие законы не работают. Власть не может и не хочет заставить работать Конституцию и другие законы, они существуют только на бумаге.

В России государственно-управленческая деятельность неэффективна, качество исполнения решений невысокое. Имеется значительный разрыв между политическими программами и результатами их осуществления из-за слабых управленческих кадров и государственных служащих. Госслужба при СССР имела менее бюрократический характер, и чиновник был гораздо менее коррумпирован. Можно утверждать, что в Российской Федерации, во-первых, отсутствует целостная система государственной службы как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации, во-вторых, очень низка эффективность профилактики коррупции госчиновников и борьба с ней, в-третьих, слаб контроль над госчиновниками со стороны гражданского общества, которое еще не сложилось; в-четвертых, имеются противоречия в законодательстве о государственной службе и т.п.

Бытует мнение, что у нас великое множество чиновников и их надо сокращать. Однако по некоторым данным, в России сегодня 1,133 млн. государственных служащих, а в ФРГ – 2,6 млн. США, Япония позволяют себе содержать большое количество высокопрофессиональных и высокооплачиваемых государственных служащих, и считают это правильным. Однако в законе США о реформе государственной службы 1978 г. сказано, что "все служащие должны соответствовать высоким стандартам профессионального и честного поведения и заботиться об общественном интересе". Создан совет для защиты от разного рода злоупотреблений со стороны госслужащих.

Усиленное внимание в России и других странах СНГ к частным проблемам отвлекает общество и правительство от решения наиболее существенных стратегических задач. Например, проблема избрания или назначения глав регионов, так широко обсуждаемая в СМИ, по-видимому, является вторичной по отношению к реальным проблемам страны в целом и отдельных ее частей. Способ формирования Совета Федерации тоже, наверно, является вторичным, а не главным Населению часто бывает все равно, будет глава региона назначен или избран, лишь бы эффективно выполнял свое главное предназначение.

Привлечение внимания общества к альтернативе избрать или назначить главу региона, по-видимому, осуществляется для того, чтобы отвлечь внимание от серьезных, реальных проблем, системных и долговременных реформ. В российской политике торжествует компромисс. Но в российских условиях технологии компромиссов практически всегда приводят к отказу от системности и целенаправленности в принимаемых решения, так как каждая договаривающаяся сторона старается не решить наболевшие общие проблемы, а получить от решения привилегии для себя. Поэтому за последние два года и предыдущие 10 лет реформ в России и в других странах СНГ практически не решена ни одна стратегически важная проблема для заметного развития экономики, социальной сферы, го-сударственности. Причина, по-видимому, в тех самых компромиссах, к которым сводились реформы, вместо реального изменения ситуации в стране.

По современным моделям цивилизованной демократии власть должна служить гражданам, а не наоборот. Однако в идеологию российских реформ пока слабо внедряется идея служения власти гражданам. По тем же моделям современной демократии граждане не всегда должны обращаться к государству за решением своих проблем, а решать их самостоятельно. Для этого, оказывается, надо иметь достаточно высокие доходы, чтобы собственными средствами финансировать выполнение избранных работ или проектов или объединиться с другими, чтобы легче их решить. Это и есть главный признак гражданского общества, наряду с возможностью активно влиять на власть при принятии реше-ний, в которых заинтересованы граждане страны. Гражданское общество в России пока очень слабо развито из-за низкого общественного сознания, неверия в избранную и назначенную чиновническо-бюрократическую власть. Причина в том, что граждане недостаточно богаты и влиятельны. Опыт развитых стран показывает, что бедное население никогда гражданское общество не построит. Российские государственные деятели и политики должны способствовать устранению препятствий, мешающих гражданам проявлять свою активность в повышении их жизненного уровня, в росте легальных доходов и самостоятельном решении проблем. В стране должно быть не 5-10% богатых и 20% обеспеченных граждан, а обеспеченным должно быть большинство (80%). Только тогда Россия сумеет преодолеть системный кризис и создать гражданское общество, но на это, по-видимому, потребуются десятилетия.

В этом плане следует напомнить, что до Второй мировой войны даже в Америке не было мощного и многочисленного гражданского общества, и основная масса людей жила достаточно бедно. Во всех капиталистических странах с гражданским обществом богатство накапливалось десятилетиями и даже столетиями при неизменном экономическом строе.