интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Системные аспекты кавказской проблемы

Пока не выработано рационального подхода к решению кавказских проблем. Ни один предложенный до сих пор подход пока не приживался. По-видимому, предлагаемые решения не учитывают сложности и комплексности проблем, которые определяют сегодня ситуацию на Кавказе.

Причин несколько. Одна из них состоит в том, что кавказская цивилизация по своим особенностям не совсем вписывается в традиции других цивилизаций, поэтому интеграционный процесс оказался малопродуктивным.

Контроль над Кавказом с переменным успехом старались установить Римская империя, Персия, Турция, Россия Наиболее продуктивным интеграционный процесс все-таки был в советский период нашей истории.

С развалом СССР попытки автономного решения социально-экономических проблем породили массу противоречий и негативных явлений, в том числе вооруженные конфликты.

Другая причина заключается в том, что Запад, и в первую очередь США, активно используют возникшие внутренние противоречия в интересах ослабления влияния России на Кавказе, что затрудняет поиск единства народов Кавказа, а также Кавказа и России. Россия, со своей стороны, тоже использует эти противоречия в основном в своих интересах и недостаточно учитывает интересы Кавказа. Одновременно отсутствуют воспитание и законы, направленные на терпимость (толерантность) по отношению к "нетитульным" народам.

Наиболее рациональный, а может быть, единственный подход к решению кавказской проблемы – это обязательный учет интересов всех сторон, взаимосогласование этих интересов, поиск общих интересов и компромиссных решений. Все остальные подходы к решению проблемы, не опирающиеся на общие интересы, оказываются временными и не эффективными.

В природе и обществе работает универсальная системная закономерность обеспечения энтропийного равновесия (гл. 2). Нарушение этого равновесия обязательно приводит к конфликтам в обществе, войнам или различным природным катаклизмам. Поэтому нельзя политическими или другими управленческими решениями нарушать это равновесие. Сегодня многие решения на различных уровнях нарушают это равновесие, поэтому мы и получаем негативные результаты.

Именно нахождение и реализация общих интересов способствуют решению сложных проблем, обеспечивая энтропийное равновесие.

После развала СССР властная национальная элита всех республик ошибочно полагала, что независимость от "российского имперского центра" автоматически принесет им социально-экономическое процветание.

Лидеры и правящая элита России также думали, что сбросив с плеч 14 союзных республик, как ненужный "балласт", Россия, имеющая больше всех природных ресурсов, начнет процветать и экономически достигнет уровня передовых европейских стран. Но все это оказалось глубоким заблуждением. Десятилетие раздельного проживания бывших республик СССР развеяло иллюзию сторонников размежевания и сепаратизма. Деградация национальных экономик производит удручающее впечатление. Даже самая богатая по мировым ресурсам Россия, по данным ООН, находится на 60-м месте среди среднеразвитых стран и на 80-м месте в мире по качеству жизни.

Кавказский регион привлекателен своими энергетическими ресурсами, и их роль год от года возрастает.

Кавказ сегодня является ключевым пунктом геополитики не только России, но и ведущих мировых держав, и в первую очередь США. Специалисты считают, что тот, кто в ближайшее время наберет наибольший вес на Кавказе, тот сможет влиять и на Восток. Складывается новая система безопасности, и США стремятся играть в ней ведущую роль.

Все российские народы имеют очень близкую систему ценностей. Для всех народов России роль традиций имеет решающее значение. При этом роль семьи имеет общегосударственное начало, но кроме семьи есть и другие ценности, которые одинаково важны всем российским народам.

Для обоснования закономерности возникновения конфликта в Чечне иногда используют теорию "цивилизованных напряжений". Однако при этом маскируется фундаментальный конфликт, связанный с политическими амбициями определенных государств, фактически развернувших против России геоэкономическую войну.

Очевидно, что ключ от Кавказа лежит не в Чечне, а в США или в Западной Европе. России необходимо как можно быстрее конституировать свои национальные интересы, сказав миру, до каких пределов простираются ее прямые интересы.

Глобализация – это, упрощенно говоря, сближение человечества. Поскольку субъектом современной глобализации являются США, то на региональном уровне их влияние выражается внедрением своих демократических институтов и ценностей. Однако народы других государств выступают против чуждой модели демократии, так как это не соответствует их национальным традициям, культуре и менталитету.

В Чечне Россия не смогла предложить такую модель, которая бы устроила самих чеченцев и сохранила то, чем они дорожат и гордятся.

В первой половине 90-х годов Россия пережила в своем развитии этап разрушения старого, механически заменила разрушенное на новое, заимствованное у стран развитой демократии, где высокий уровень жизни, развитая рыночная экономика, где чиновники, в отличие от наших, не столько воруют и свои интересы не ставят выше государственных. В результате такого несоответствия мы получили резкий спад экономики, крах правовой системы, но самое главное – в сознании людей старшего и среднего поколения произошли деструктивные изменения. Повсеместно распространился нигилизм. Такой нигилизм распространен и в чеченском обществе. А если учесть его архаичное сознание, верность своим необычным, недемократичным традициям и суть конфликта, то становится более ясно, что чеченцам нужно предложить такую форму существования в российском государстве, которая бы сохраняла то, чем они дорожат, и одновременно дала бы толчок к развитию. Например, в Японии некоторые крупные компании до сих пор сохраняют систему пожизненного найма, которая традиционно существует со средних веков. При этом Япония – одна из самых развитых стран мира. Если проанализировать историю чеченского народа, то увидим, что он никогда не идентифицировался как независимое государство. Кроме того, если вспомнить закономерность "островного эффекта" (гл. 2), то Чечня, как маленькая территория в окружении более крупных государств, самостоятельно и независимо не может существовать. Чеченцы еще недавно пытались найти спецрецепт государственного устройства в исламе. И поэтому стали строить шариатское государство. Но оно не было одобрено большинством чеченского общества. Конфликт с властью, предлагающей форму традиционного государства, привел немалую часть чеченцев, ищущих альтернативу, к ваххабизму. Однако и ваххабизм не помогает определиться с государственным устройством, что наглядно показали талибы в Афганистане. Если бы Чечня в своем время даже самоопределилась как независимое государство, то просуществовала бы недолго. По-видимому, место России заняло бы другое мусульманское, а может быть, немусульманское государство.

Системный подход к решению чеченской проблемы. Для перехода от войны к миру в качестве одного из вариантов, по-видимому, можно использовать подход, уже давший положительный результат, – "межтаджикское урегулирование". Официальная таджикская власть и таджикская оппозиция объединились, создали общее коалиционное правительство и вместе разделили всю ответственность за страну. Война между различными оппозиционными силами в Таджикистане прекратилась, и установился мир, который продолжается уже более 5 лет.

В чеченском варианте, по-видимому, федеральному центру надо будет за стол переговоров усаживать и представителей Кадырова, и авторитетных представителей боевиков для обсуждения вопросов коалиционного правительства, будущего Чечни в рамках Российской Конституции при сохранении территориальной целостности страны. Положительную роль сыграет проведенный референдум по Конституции Чечни и принятие законов о выборах высших и местных органов государственной власти Чеченской республики.

Уже более 8 лет федеральные власти России пытаются силой, военными методами втиснуть чеченский социум феодальной или даже дофеодальной эпохи в чуждые ему рамки демократии, "диктатуры закона" и цивилизованного образа жизни. Не надо удивляться тому, что чеченская традиция, мировоззрение и образа жизни, менталитет пытаются сопротивляться чуждым этому народу понятиям и образу жизни.

Учитывая объективную закономерность кавказского менталитета – преданность своему роду (тейпу) и отторжение людей из другого рода (гл. 2), – надо действовать в соответствии, а не вопреки этой закономерности.

Надо учесть, что чеченское общество по традиции, укладу жизни, менталитету всегда больше доверяло своим истинным авторитетам (совету старейшин) из различных тейпов, представляющим на самом деле неформальную власть, и всегда меньше доверяло формальной, государственной власти, приходящей извне. Поэтому решение любого формального лидера (например, Кадырова) не будет иметь значение для чеченцев, если оно не будут "освящено" согласием совета старейшин, или истинных авторитетов из различных тейпов.

Таким образом, если федеральный центр будет настаивать на наличии в республике привычного для себя высшего должностного лица, то возможны два варианта: либо высшее "лицо" должно быть коллегиальным (по типу дагестанского Госсовета), либо руководство республикой должно быть разделено на "административную" власть и "народную" власть. Иначе говоря, необходимо параллельно с административной властью сформировать авторитетный для чеченцев орган народного представительства из старейшин разных тейпов, пусть даже с символическими полномочиями, которые будут "освящать", согласовывать все действия и принимаемые законы своим согласием. Решение, принятое коллегиально, но авторитетными людьми, или советом старейшин, поддержит весь чеченский народ.

Если игнорировать особенности чеченского национального менталитета и психологию жителей республики, тогда мир и стабильность будут ненадежными. Нельзя разрушать вековую тейпово-клановую структуру и систему традиционных общественных отношений. Таким образом, если органы государственной власти Чеченской республики будут строиться по федеральному законодательству, все равно их появление в Чеченской республике должно быть символически "освящено" согласием совета старейшин, или народных представителей (авторитетов), из разных тейпов, тогда деятельность и решения президента, парламента и правительства Чечни будут "законными" не только для федерального центра, но и для чеченского народа. По-видимому, в народное собрание должны входить и президент, и депутаты парламента и члены правительства республики. На переходном этапе становления властной системы орган народного представительства может играть "учредительную" роль. Он будет одобрять все органы государственной власти, которые начнут работать. Органы народного представительства, наподобие народного вече, будут существовать в качестве механизма мирового разрешения внутренних противоречий (как политический буфер). Этот орган может давать согласие на внесение изменений и дополнений в Конституцию Чечни, одобрять кандидатов на пост президента и членов правительства республики, инициировать согласительные процедуры и т.п.

Системные аспекты абхазско-грузинской проблемы. По-видимому, российские руководящие круги, включая военное руководство, думают, что если Абхазию вернуть Грузии, тогда Грузия окончательно окажется под влиянием США, что нанесет уничтожающий удар геополитическим интересам России на Кавказе. Американцы, которые также имеют свои геополитические и стратегические интересы в этом регионе, рассуждают прагматически: пока Россия не вернет Абхазию Грузии, всегда будет сильное антирусское настроение в Грузии, что их устраивает.

Незыблемым законом во взаимоотношениях стран является то, что каждая страна в первую очередь должна защищать свои собственные национальные интересы: Россия свои, Грузия свои, Америка свои.

Небезынтересно напомнить, что еще при Советском Союзе со стороны Запада все делалось для того, чтобы образовать Северо-Кавказскую исламскую республику (или Конфедерацию северо-кавказских народов) со столицей в Сухуми (столица Абхазии). Это входило в стратегические планы США и Турции, однако органы безопасности СССР всячески сопротивлялись реализации этих планов Для осуществления своих замыслов спецслужбы Турции и США инициировали националистические выступления на Северном Кавказе и в Абхазии. Так что в разжигании конфликта в Абхазии виновна не только Россия. По мнению бывшего председателя КГБ Грузии, генерала А. Маисурадзе (надо полагать, что он владел достаточной информацией), возникновение с начала 60-х годов недовольства и возбуждение чеченцев, кабардино-балкарцев, абхазов и других народов преследовало одну цель – создание Северо-Кавказской исламской республики, имеющей выход к Черному морю. Этому процессу способствовал и мусульманский мир, который финансировал и продолжает финансировать на Северном Кавказе соответствующие силы. Как только начался развал Советского Союза, указанные силы начали активизировать эти процессы на Северном Кавказе. Россия тогда смогла избавить Северный Кавказ от большой войны и всю агрессию направила в Абхазию, в сторону Грузии, и Грузия клюнула на эту провокацию. Этой провокации сознательно или бессознательно способствовали определенные силы России и других стран. В конце концов Америка и Запад, по-видимому, убедили руководство Советского Союза развалить державу. Они же подкупили определенные военно-политические круги, чтобы в Аб-хазии сделать то, что они сделали. Так утверждал генерал А. Маисурадзе. Как трагедия в Абхазии ответила российским интересам видно на примере Чечни. Так что все это звенья одной цепи. В этот период происходил развал органов безопасности России и Грузии, что радовало руководство Абхазии (Ардзинба), так как это усиливало позиции сепаратистов Абхазии.

Поддержка сепаратистских тенденций на Северном Кавказе теперь уже ставит целью развал России.

Американцы, которые в будущем желают вместо Российской Федерации видеть конфедерацию, сегодня не хотят усложнять взаимоотношений с Россией. США борются с терроризмом и исламским фундаментализмом в Афганистане, Ираке, Иране и пока нуждаются в поддержке России. Поэтому ради защиты интересов других стран СНГ не будут портить отношения с Россией. США могут выступать с заявлениями и резолюциями в пользу отдельных стран СНГ, но не более того. Ни один американский солдат не будет воевать ни за Грузию, ни за другие страны СНГ.

Вспомним эпоху Советского Союза. Тогда ни одна страна мира не могла самостоятельно действовать без согласования с СССР, но если против какой-либо страны все-таки начинались военные действия, то это, как правило, вызывало жесткую конфронтацию или напряженность в мире. То же можно говорить и о США. При СССР США не смогли бы бомбить Югославию без резолюции Совета безопасности ООН. Сегодня на фоне ослабленной России США позволяют себе проводить силовую политику там, где, по их мнению, их интересы ущемляются.

Абхазская проблема решится тогда, когда Россия и США договорятся, что в этом конфликте пора ставить точку и надо восстановить территориальную целостность Грузии. По-видимому, пока для этого не готовы ни Россия, ни США. Россия, вероятно, думает, что если вернуть Абхазию Грузии, то последняя окончательно попадет под полное влияние США, что окажется сильным ударом по геополитическим интересам России на Кавказе. Американцы же прагматично рассуждают: пока Россия не вернет Грузии Абхазию, будет существовать сильное антироссийское настроение, что их вполне устраивает. Поэтому следует осмыслить, где совпадают, а где не совпадают интересы США и России, и соответствующие стратегические решения надо выбирать независимой Грузии.

Системный подход к проблеме толерантности. В настоящее время в российском обществе в облике чеченцев и "лиц кавказской национальности" формируется образ врага, который связывается с их этнической принадлежностью. На них переносятся отношения к тем людям, которые действительно ведут себя некорректно и не принимают ценности и нормы жизни москвичей, питерцев и русских в России. И в то же время, когда русские ведут себя некорректно и грубо, их поведение, как правило, не связывают с их этносом. Это важная и наиболее межнациональная проблема, которая требует особого внимания со стороны общества. Для ее решения необходимо глубокое понимание проблемы со стороны специалистов общественных наук, и в первую очередь социологов и философов.

Ученые считают, что в новых условиях в России и в других странах СНГ значительно утрачена терпимость к людям других наций, или толерантность.

Для успешного решения межнациональных и межэтнических проблем, с одной стороны, необходим закон, запрещающий любые оскорбления по национальным признакам, и, с другой стороны, следует воспитывать людей в духе толерантности. Граждан России необходимо убеждать, что люди другой национальности и другой культуры достойны такого же уважения, как люди основной национальности. Кроме этого, велика роль общественного мнения, способного воздействовать на любые проявления национальной нетерпимости. В демократическом обществе это должно быть нормой.

США за последние 20-30 лет накопили положительный опыт по урегулированию межэтнических отношений с помощью законов и средств массовой информации. Во всех фильмах негра специально показывают как положительного героя. В школах поощряют дружбу с чернокожими детьми. В 70-е годы на фирмах, если было одно вакантное место и два конкурента, то предпочтение отдавалось неграм. Школы, фирмы, организации и правительство уделяют большое внимание гармонизации межэтнических отношений, всячески поощряют уважительное отношение к темнокожим. Если предыдущие 100 лет в США процветали сегрегация, нищета, унижение и бесправие негров, то сегодня американцы гордятся своей политикой, поддерживающей афро-американский этнос, и своей веротерпимостью. Закон гарантирует соблюдение основных прав человека. После теракта 11 сентября 2001 г. несколько изменилось отношение американских граждан к людям, исповедующим ислам. Однако во избежание негативного отношения ислама в целом, американский Президент Буш сразу после теракта посетил мечеть.

Известно, что этническая толерантность зависит от поведения мужчин и женщин, взрослых и подростков, бедных и богатых, меньшинства и большинства. Если XX в. называли веком вызова меньшинств, то XXI в. может стать веком ответа большинства.