интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Фондовый рынок Обзор

Давайте пофантазируем и представим, как выглядел бы ваш банковский счет сегодня, если вы скупили повсюду акции в период Великой Депрессии 1929 года. Это было время гигантского краха фондового рынка, который был свидетелем моментального превращения ценных бумаг в пыл и акционеры ныряли вниз из окон небоскребов, обнаружив что биржевые цены опустились до удивительно низкого уровня. Инвестор с железными нервами и большим чутьем мог скупить акции Дженерал Моторз за какие-нибудь 9 долларов. Через 65 лет каждая из этих акций могла подняться до 677 долларов. Похожая ситуация произошла бы с теми кто купил акции IBM за 68 долларов в 1930 году. В 1996г. их стоимость оценивалась уже в 72 тыс. долларов.

Но что если вы купили акции в самом начале Великой Депрессии? Что если вы купили акции на рынке совсем в неблагоприятное время, когда цены на ревущем рынке упали с рекордной высоты? Где бы вы находились сегодня, если купили акции по ценам инфляционного рынка и держали бы их по настоящее время?

Семь десятилетий спустя средний курс обычных акций зарегистрированных на Нью Йоркской фондовой бирже (принимая во внимание реинвестированные дивиденды) по данными, подготовленными консалтинговой ассоциацией Иботсон равнялся сложной годовой ставке 10,5%. 10,5% - средний показатель принимающий во внимание акции как разоряющихся так и процветающих компаний. Важно отметить, что этот курс с 1926 г. до начала Великой Депрессии немного опустился до отметки 9,7. Сразу после Великой Депрессии средний курс для купленного портфеля мягко начал скользить вверх и составил 10%.

Эти показатели, включающие также результаты падения фондового рынка в октябре 1987 года, сравнивают с ежегодным уровнем инфляции составлявшем на то время примерно 3% и сложной ставкой дохода корпорационных облигаций 5,7% (по данным "Иботсон "). Вопреки подъемам и спадам фондового рынка в течение длительного времени и в среднем, акции стали выдающейся формой капиталовложений. Существуют две причины этого.

Цены на акции стремятся придерживаться уровня инфляции. Это происходит потому что биржевые акции представляют совой доли реальных вещей, принадлежащих и произведенных в результате эмиссий корпораций и рост цен на эти вещи является прежде всего следствием инфляции.

Американские корпорации проделали огромную работу по мобилизации людских, технологических и естественных ресурсов по созданию изобилия и акции выпущенные ими отражают это изобилие. Одним из общих критериев созданного корпоративного богатства является статистически известный показатель как "доходность капитала". "Капитал" в этом случае относится к корпорационной чистой нетто стоимости, а "доход" является прибылью. Средняя годовая доходность капитала обычных американских корпораций за последние семьдесят лет составляет около 10%. Нет совпадения, что в среднем акции этих корпораций оцениваются примерно по той же самой ставке.

Долгосрочные преимущества акций могут показаться сомнительными, когда фондовый рынок дает сбои, но это больше относится для самих неблагоприятных периодов, чем для понимания их важности в широком временном аспекте. В октябре 1987 цены на акции обрушились в пугающем вираже. И что произошло после краха 1987 года? Нижняя цена на акции были примерно на уровне, которую они имели годом раньше. Инвесторы дрожали от страха, когда их акции подходили к этому уровню. В течение нескольких месяцев когда акции взревели в одном из величайших в истории булл рынков, многие инвесторы заблуждались, думая что хорошие времена окончательно прошли. Но рынок всегда изменчив. Когда он снова стал подниматься, осталось только с горькой усмешкой вспоминать о том драматическом времени и прошлогодних ценах. Но удобный момент был упущен.

Люди постоянно на протяжении длительного времени инвестирующие свои деньги (булл рынок начался в 1982 году) строят иллюзии по поводу того, что они сами могут расшибится вдребезги, но только не их собственный капитал. Большинство долгосрочных инвесторов до сих пор имеют значительные доходы. Проигравшими оказались те, кто пытался "играть" на рынке в период его великого скачка, манипулируя своей краткосрочной прибылью. Они болезненно восприняли обрушившийся после этого рынок, на практике убедившись, что игра на нем может быть очень опасной.

После краха 1987 года рынок переживал очередной великий подъем. Промышленный индекс Доу Джонса, который в середине 1987 года находился на отметке 2 695, опустился до 1 016 20 к октябрю 1987 , затем снова поднялся до 2 637 в конце 1990 и далее продолжал расти до 5 117 к концу 1995. В середине 1996 фондовый рынок выпал из постели очередной раз. Индекс Доу упал на 345 пунктов за 10 дней и затем, догадайтесь, возобновил свой рост и в 1996 году находился уже на уровне 6 000. В начале 1997 Доу пересек 7 000 отметку.