интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая
Рынок ценных бумаг России. Прогноз и политика развития.

Влияние рынков-лидеров и взаимозависимость формирующихся рынков

Зависимость от динамики рынка акций США. Рынок США доминирует по отношению не только к формирующимся рынкам, но и к рынкам ценных бумаг индустриальных стран (табл. 1.73). Хотя после десятилетия опережающего развития формирующихся рынков его доля в мировой капитализации рынков акций уменьшилась с 53.1% в 1980 г. до 41.9% в 1996 г. (что сохраняет доминантность ), кризис 1997–1998 гг. вернул ситуацию к исходной — в 1998 г. доля рынка США в мире вновь возросла до 50.1%.

Доминирующее влияние проявляется, прежде всего, в момент рыночных шоков. Негативная конъюнктура, возникшая на Нью-Йоркской фондовой бирже или в NASDAQ, немедленно распространяется на рынки других стран. И наоборот, быстрое повышение фондовых индексов в США вызывает повсеместный рост курсов ценных бумаг.

Например, в 1929 г. крах рынка акций в Нью-Йорке был продолжен на фондовых рынках Европы… Падение на 32% цен на акции в Нью-Йорке (в декабре по отношению к средним ценам в сентябре)… было продолжено снижением цен на акции в Канаде на 33%… в Бельгии на 30%, а также вызвало эхо на других рынках, в том числе в Великобритании — на 16 %, в Нидерландах — на 15%, в Германии — на 14%, во Франции — на 11%, в Швейцарии — на 10%, в Швеции — на 8%*.

Рыночные шоки на рынке акций США являются доминирующими и во влиянии на капитализацию российского рынка акций, передавая возмущения с рынка акций США на внутренний фондовый рынок России. Примером такой взаимосвязи является 2000 г., когда коэффициент корреляции между указанными рынками достиг 0.945 (в 1999–2000 гг. коэффициент взаимосвязи рынков был равен 0.895)*. Фактически это функциональная зависимость капитализации рынка акций России от динамики рыночной стоимости акций на фондовом рынке США.

Совпадение с динамикой латиноамериканских рынков. На длинных динамических рядах российский рынок акций обнаруживает значительные совпадения с динамикой капитализации рынков Латинской Америки и Мексики (табл. 1.74).

Соответственно, наиболее сильная корреляция наблюдается при сравнении динамики фондовых рынков России и Бразилии. Выше (разд. 1.2) уже указывалось на значительные совпадения экономических показателей этих стран и на склонность инвесторов рассматривать Россию и Бразилию как схожие объекты инвестирования средств в акции.

Взаимосвязь между указанными рынками проявилась и в период финансового кризиса в России в августе 1998 г. Немедленно за его наступлением иностранные инвесторы начали массовую ликвидацию портфельных инвестиций на рынке Бразилии, превращая их в долларовую наличность. Масштабное бегство капитала привело к острому финансовому кризису (крах рынка акций, девальвация национальной валюты, обесценение вслед за российскими бразильских облигаций на внешних рынках, падение золотовалютных резервов и т.п.). Одним из предполагаемых каналов взаимосвязи были операции германских банков, которые вслед за потерями в России закрывали свои позиции в Бразилии, восстанавливая ликвидность.

Резкое усиление связи с российским рынком в кризисном 1998 г. показали и другие рынки Латинской Америки (ср. табл. 1.74 и 1.75). Корреляция рынков имеет значительно более высокие значения в периоды кризиса, чем при стабильной ценовой конъюнктуре на фондовых рынках.

Воздействие азиатских и других формирующихся рынков в моменты рыночных шоков. Выше уже указывалось (см. разд. 1.3) на примере Индонезии и России, что рынки, мало связанные друг с другом или даже имеющие противоположную ценовую динамику, способны к масштабным воздействиям друг на друга в период рыночных шоков, демонстрируя цепную реакцию ухода инвесторов со всего пространства формирующихся рынков.

Так, конъюнктура российского рынка акций обнаруживает в обычных условиях мало связей с формирующимися рынками Азии и Европы (табл. 1.76–1.77, строки с данными за 1995–2000 гг.). Ценовая конъюнктура рынков формируется асинхронно.

Вместе с тем, очевидно, что в условиях повышенной волатильности в 1998 г., когда отдельные формирующиеся рынки испытывали рыночные шоки, риски и бегство капитала немедленно переносились международными инвесторами на другие рынки. В кризисный 1998 г. российский рынок оказался связан фактически функциональной зависимостью (строки с данными за 1998 г.) с большинством рынков, динамика которых обычно автономна от него.