интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая
Рынок ценных бумаг России. Прогноз и политика развития.

Более зрелые рынки — меньшие значения рыночного риска

Общепризнанно, что формирующиеся рынки (emerging markets ) как группа характеризуются более высокими значениями волатильности и рыночного риска в сравнении с развитыми рынками (developed markets ). Табл. 1.19 еще раз доказывает этот факт: 86% развитых рынков акций в сравнении с 54% формирующихся рынков имели значения коэффициента вариации меньше 30%; для 41% развитых рынков в сравнении с 23% формирующихся коэффициент вариации был ниже 20%. Вместе с тем в периоды рыночных шоков или массовых инноваций, когда мировые потоки инвестиций меняют свое направление (конец 90-х годов), даже развитые рынки обнаруживают способность к экстремальной волатильности , а наиболее устойчивыми могут оказаться небольшие или полузакрытые рынки малых развивающихся или переходных стран, пользующиеся наименьшим вниманием иностранных инвесторов. Именно так рынок США с его акцентом на акции, на финансирование через них инноваций, попал в группу стран, обладающих высоким рыночным риском.

Неоднородность формирующихся рынков с позиций рыночного риска

Чем более зрелыми являются формирующиеся рынки, чем ближе их развивающиеся или переходные экономики к развитым странам, прежде всего, во мнении инвесторов, тем более устойчивыми они являются и тем меньшие значения рыночного риска испытывают в долгосрочной перспективе. Соответственно, тем меньшие спады указанные рынки переживают при шоковых сокращениях спроса международных инвесторов на ценные бумаги, обращающиеся на формирующихся рынках.

Чисто интуитивно понятно, что Россию и такие страны Центральной и Восточной Европы, как Чехия, Польша, Венгрия, инвесторы относят к разным группам зрелости рынков и рыночного риска, хотя все эти страны являются формирующимися рынками.

Табл. 1.19 еще раз это показывает. Уровень волатильности рынка акций в России во второй половине 90-х годов в 2–3 раза превышал соответствующие показатели рынков Чехии, Польши и Венгрии.

В оценке рыночного риска имеют значение региональные группировки рынков. Взаимное влияние рынков внутри регионов исключительно велико. Факты ухода инвесторов из региона в целом общеизвестны. Так, табл. 1.19 демонстрирует, что формирующиеся рынки Латинской Америки, переходных стран Центральной и Восточной Европы в конце 90-х годов с позиций регионального мышления иностранных инвесторов были более зрелыми, чем рынки Юго-Восточной Азии и России. Воздействие на них спекулятивных потоков капитала оказалось меньше при более высокой устойчивости рынков акций к внешним шокам, при уровне волатильности в 2–4 раза меньшей, чем в России и азиатском регионе.

Кризисные 1997–1998 гг. предоставили уникальный материал для подтверждения этого тезиса в отношении формирующихся рынков (табл. 1.20). На первой фазе кризиса формирующиеся рынки Азии и Латинской Америки испытали рыночные шоки, курсовая стоимость ценных бумаг упала на десятки процентов. В то же время на части формирующихся рынков (emerging markets ), находящихся в Европе, по итогам конца 1997 г. — первого полугодия 1998 г. наблюдался рост. Эти рынки представлялись инвесторам достаточно близкими по степени зрелости и техническому уровню экономики к развитым рынкам, которые в это время непрерывно росли, инвесторы бежали в финансовые инструменты, выпущенные в индустриальных экономиках. Соответственно, часть ресурсов, направленных в первом полугодии 1998 г. на развитые фондовые рынки и, в частности, оставленных в Европе, была инвестирована в эти формирующиеся рынки и определила рост курсовой стоимости акций в Словении, Польше, Португалии, Греции, Турции и других пограничных по отношению к индустриальным странах.

Вторая волна кризиса, начавшаяся в августе 1998 г., вызвала в части пограничных стран падение фондовых рынков, которое, тем не менее, было существенно слабее тех негативных изменений, которые претерпели курсы ценных бумаг в России, странах СНГ, Азии и Латинской Америке.