интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Основные подходы к изучению природы мировой юстиции в России

Реализация конституционной идеи построения правового государства и гражданского общества в России, как отечественной модели демократии, происходит достаточно болезненно и противоречиво. Признание этого обстоятельства не только не исключает, а предполагает необходимость применения нетрадиционных подходов к решению этой проблемы. Одним из путей решения этой проблемы и стало возрождение российской мировой юстиции, целью которой стало решение вполне конкретной задачи - облегчение для граждан доступа к правосудию и максимальное приближение суда к населению. К сожалению, процесс становления мировой юстиции происходит не настолько эффективно, чтобы можно было говорить об отсутствии проблем в ее деятельности в обществе. В связи с этим, на первый план выходит проблема исследования природы мировой юстиции с целью ее преобразования в интересах общества. При этом разработка методологического обеспечения изучения природы мировой юстиции выступает обязательным и одним из первоначальных этапов любого научного исследования.

В настоящей статье предлагается попытка как в гносеологическом, так и в предметном плане предложить некоторые методологические основы исследования существенных свойств мировой юстиции. Этот вопрос особенно важен, если ставить не только задачу познания, но и преобразования природы объекта, которая определяет особенности осуществления мировыми судьями своей профессиональной деятельности в обществе.

Природа мировой юстиции сложна и многогранна. Ее характеризует огромное количество характеристик: политические, идеологические, информационные, управленческие и т.д. Но именно социальные и правовые свойства мировой юстиции имеют особую, структурообразующую роль в формировании природы этого объекта. Очевидно, что возрождение мировой юстиции в России как раз и связано со значимостью для общества этих свойств объекта. Стоит отметить, что анализ оценок эффективности судебной власти РФ, в том числе и мировых судей, показывает, что реальное состояние судебной власти еще не соответствует требованиям, предъявляемым со стороны общества. К сожалению, начиная с 1991 г и до настоящего времени, попытки изменить положение дел успеха не принесли. Причин этому много. Одна из них - это отсутствие необходимого уровня научного обеспечения проводимой в России судебно-правовой реформы. "...Судебная реформа - это процесс, требующий подготовки, экспериментальной проверки и широкого обсуждения,... ощутимых результатов для граждан не видно. Более того, положение дел в судебной системе не улучшилось, а в определенных аспектах даже ухудшилось; появились новые негативные явления..." [1].

Признание этой ситуации позволяет четко сформулировать следующий вывод: проблема методологического обеспечения исследования социальных и правовых свойств мировой юстиции, с целью приведения ее состояния в соответствие с требованиями общества, является актуальной и представляет собой одну из задач формирования процесса научного обеспечения проведения судебно-правовой реформы в России.

В качестве одного из исходных положений можно принять утверждение, что разработка основ методологии исследования природы мировой юстиции невозможна без применения методов системного анализа к изучению и преобразованию объектов социального характера.

В научной литературе существует множество определений этого метода. Пожалуй, наиболее кратким из них является следующее: системный анализ - это такой подход, при котором какая-то проблема исследуется и решается как самостоятельная и целенаправленная система. Попытаемся кратко осветить ряд существенных характеристик этого междисциплинарного подхода с точки зрения правомерности его применения в рамках решения проблем правового характера.

Для этого случая используется позиция Л.А. Петрушенко о том, что "...систем как таковых не существует. Система, будучи идеализацией, отвлечением от действительности, принципиально не может быть вычленена из вещи каким-либо другим путем кроме мысленного абстрагирования" [2]. П.П. Баранов, исследуя методологические и теоретические проблемы правовых явлений, обращает внимание на то, что реальность и процесс ее отражения - это не тождество, и ...методологически неприемлемым является отождествление системы с реально существующими явлениями и процессами... [3]. Обобщая современные знания и опыт применения такого подхода, можно говорить о том, что при системном исследовании происходит не только выделение из окружающей среды объекта изучения, но и возникает возможность получения новых знаний о природе объекта, которые могут использоваться одновременно в познавательных целях и при решении социальных проблем, возникающих в процессе деятельности мировой юстиции в обществе. По всей вероятности, системный метод (наряду с другими) позволяет получить не только новые знания о предмете исследования, но и дает возможность перевести познавательную проблему на уровень стадии преобразования свойств объекта.

К сожалению, системное представление мировой юстиции, да и в целом всей судебной власти, законодательно представляемой в форме судебной системы, еще не стало предметом серьезного правового исследования, хотя существование социального заказа на разрешение проблем судебной власти РФ ни у кого не вызывает особых сомнений.

Используя указанные свойства системного подхода, попытаемся хотя бы в самых общих чертах обосновать целесообразность применения этого междисциплинарного подхода в качестве основного элемента методологии исследования природы мировой юстиции.

Когда речь идет о социальных и правовых свойствах мировой юстиции, рассмотрение предмета исследования в качестве правового явления и особой формы общественного устройства - социального института, представляется бесспорным и может восприниматься нами как аксиома [4]. Очевидно также, что социальная и правовая природа мировой юстиции, как явления, весьма противоречива, так как она проявляется только в процессе взаимодействия с другими явлениями общества. Так, например, П.П. Баранов, рассматривая вопрос о целесообразности применения системного анализа к изучению социальной природы правовых явлений на примере профессионального правосознания работников МВД РФ, обращает внимание на то, что любое правовое явление в принципе может исследоваться с помощью методов системного анализа [5]. Иными словами, системное представление социальных и правовых свойств мировой юстиции, как отражение противоречивых результатов ее деятельности в обществе, позволяет установить их внутреннее единство и целостность. Такая модель свойств объекта может стать одним из средств выявления и решения социально-правовых проблем мировой юстиции в процессе реализации ее задач в обществе.

Принципиально важно отметить, что наши представления о свойствах мировой юстиции целесообразно проверять на соответствие реально существующим в жизни противоречиям {принцип адекватности). Ведь социально-правовые противоречия, возникающие при осуществлении судебной власти мировыми судьями, существуют в одном социально-правовом пространстве, в одном временном периоде и имеют в качестве источника именно социально-правовые свойства мировой юстиции.

Можно предположить, что такая методологическая посылка может быть одной из ключевых в процессе самостоятельного освещения основ методологии исследования мировой юстиции как социальной проблемы. Так, например, в результате проведенного опроса общественного мнения в Таганрогском государственном радиотехническом университете (факультет экономики, менеджмента и права, факультет переподготовки кадров) из 215 респондентов, 53% студентов дали положительную оценку работе мировых судей Ростовской области, при этом 21,3% опрошенных затруднились дать какую-либо оценку, а 38% высказались отрицательно. В целом, анализ причин, определивших появление негативной оценки работы мировой юстиции, приводит нас к интересному результату. Из 80% респондентов, давших отрицательную оценку, указав в качестве главной причины отсутствие доверия к этим представителям судебной власти, только 8,3% лично или от знакомых имели какие-то сведения о деятельности мировой юстиции. При этом 100% всех респондентов считали, что мировая юстиция должна иметь большее влияние на управление общественными отношениями. Природа такой оценки работы мировых судей со всей очевидностью свидетельствует о наличии в обществе некой правовой потребности (пассивного характера) в существовании эффективной деятельности мировой юстиции. На практике эта потребность, как правило, имеет явно выраженный активный или пассивный характер, без золотой середины, что в принципе отражает степень восприятия обществом существующих объективных противоречий, возникающих при взаимодействии мировой юстиции с другими явлениями. По сути, мировая юстиция, как социальная проблема, по всей вероятности, выступает своеобразным конечным результатом этого социально-правового процесса.

Таким образом, публичный характер свойств мировой юстиции проявляется только в процессе взаимодействия социально-правовых явлений и влияет на формирование правовых потребностей общества [6]. Они процессуально связаны между собой. В связи с этим можно сформулировать частный вывод: системное исследование социально-правовой природы явления, как в гносеологическом, так и в предметном плане, должно предполагать познание и оценку результатов отражения в восприятии общества существенных свой ств пр оцесса взаимодействия мировой юстиции с другими явлениями общества.

Результаты использования системного подхода при исследовании социально-правовой природы этого явления позволяют сформулировать следующий промежуточный вывод:

Мировая юстиция, как целостное социально-правовое явление, наблюдаемое в форме социального института публично-правового характера, определяет характер и свойства правовых потребностей общества, которые могут и будут ею удовлетворяться. Эти потребности возникают в инициированном мировой юстицией процессе взаимодействия общественных явлений и являются отражением в восприятии общества реального и требуемого состояния природы этого явления.

Вероятно, такая социально-правовая модель мировой юстиции в гносеологическом плане может приниматься в качестве необходимого условия формирования методологии системного исследования социально-правовой природы мировой юстиции как в познавательных, так и в управленческих целях.

Логично будет также попытаться сформулировать содержание достаточного условия формирования методологии, используя при этом возможности системного подхода и имеющиеся междисциплинарные знания о природе явлений.

Выше уже говорилось о том, что социально-правовую природу мировой юстиции допустимо представлять в виде целостного явления и социально-правового института, запускающего процесс взаимодействия объекта с другими явлениями. По сути, анализ самого процесса и результатов такого взаимодействия и определяют уровень и степень важности социальных проблем, источниками которых являются социально-правовые свойства мировой юстиции. Тем не менее, этого утверждения недостаточно, если речь идет о системном анализе природы мировой юстиции. Ведь выбор системного подхода был обусловлен его методологической функцией двойного назначения: познавательной и управленческой. Выбранная нами гипотеза об оценке природы мировой юстиции, как социальной проблемы, объективно предполагает необходимость попытаться обосновать саму возможность разрешения этой проблемы. Без соответствующего методологического обеспечения эта задача неразрешима. Рассматривая допустимость междисциплинарных знаний в качестве элемента правового подхода к исследованию природы явления (института), можно с уверенностью утверждать, что никаких ограничений на представление мировой юстиции в качестве объекта управления методами, разработанными в рамках общей теории менеджмента, не существует. В таком случае использование общей теории менеджмента в рамках правового подхода к исследованию мировой юстиции может выступать как достаточное условие формирования методологии системного исследования мировой юстиции.

Предложенная в настоящей статье попытка применения системного подхода к разработке методологических условий исследования объекта не претендует на полный исчерпывающий анализ такого сложного объекта, каким является проблема методологического обеспечения изучения социально-правовой природы мировой юстиции.