интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Актуальные проблемы права гражданское общество в контексте социального управления

Конституционные реформы в современной России делают актуальным анализ основ гражданского общества и правового государства, что позволяет исследовать их с точки зрения философии права, а в социальном плане - совершенствовать практику создания условий и предпосылок для их становления и развития. Этой теме посвящены многие научные публикации, сводящие теорию гражданского общества преимущественно к юридической технике, взамен глубокого и всестороннего философско-правового анализа этой проблемы.

Гражданское общество и правовое государство, по нашему мнению, есть две стороны одного и того же социального явления, т.е. цивилизационного развития государства. Только гражданское общество характеризует социальную жизнь со стороны определённым образом организованного населения, а правовое государство - со стороны осознавшего свои демократические обязанности политической организации общества. В той точке, где они пересекаются, возникают светские, демократические, социальные государства, развиваются институты гражданского общества. Без них правовое государство, если считать его диктатурой закона, не отличается от других диктатур, осуществляющих свой диктат только от имени части общества, так как если бы осуществляло диктат от имени всего общества, то сделало бы себя ненужным и передало бы свои дела общественному самоуправлению.

Эта форма общественной деятельности становится объектом анализа мыслителей Нового времени в рамках нарождающегося буржуазного государства, что повлекло за собой востребованность гражданской инициативы. Получает признание взгляд Канта на правовой порядок как возможность наибольшей личной свободы, которая может существовать наряду с аналогичными правами других людей в обществе, что вытекает из нравственного императива, который требует поступать так, чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со свободой каждого, сообразной со всеобщим законом [1. С. 286].

Под влиянием философско-правовой концепции Канта рождаются контуры новой теории и нового правового идеала. Такой идеал был провозглашен Декларацией независимости США от 4 июля 1776 г.: Мы исходим из самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляющих [2. С. 104]. А это и есть ни что иное, как провозглашение основ гражданского общества, реализованных в Конституции США 1787 г., как государственном акте и в идеологии, прав и свобод человека, получивших впоследствии свое закрепление во Всеобщей декларации прав и свобод человека, принятой в 1948 г. ООН.

В России в силу долгого сохранения абсолютной монархии юридическая модель гражданского общества не была востребована в должной мере, а если и была, то только для удовлетворения идущего сверху заказа, т.е. императорской воли, как, например, вольности дворянства, создание Государственного Совета, как совещательного органа, земское самоуправление, судебная реформа (1864 г.) и др. В Европе модель гражданского общества была востребована в ходе буржуазных революций, становления новой формации и складывающихся потребностей рыночных реалий, что привело в итоге к становлению конституционного права.

Экономические, социальные и культурные предпосылки образования буржуазного государства потребовали политического основания происхождения государства как отражения буржуазных отношений в Западной Европе. Концепция прав и свобод человека и гражданина послужила основой борьбы с феодализмом, его идеологией и общественными отношениями. В противоположность религиозной концепции власти и государства, сторонники прав и свобод, опираясь на доктрину естественного права, утверждали, что государство есть результат не воли Бога, а соглашения между людьми, вынужденными перейти от примитивного естественного состояния к гражданскому обществу. Государство, образованное волей свободных индивидов, обязуется обеспечить соблюдение их неотъемлемых прав и свобод, т.е. закладывает основу новому типу общественного договора. Новая политическая организация, возникшая на основе общественного договора в форме буржуазных республик и конституций, закрепилась в буржуазном праве и оказалась той стабилизирующей силой, которая позволила обществу избежать хаоса и достичь новой стабильности на новых принципах взаимоотношений человека и общества [3. С. 163].

Рационалистическое естественное право с целью реформирования феодального права создало умозрительную конструкцию общественного договора, из которого выводились общетеоретические положения и практические выводы по конкретным вопросам. В основе лежала идея, что общественные и гражданские отношения складывались через общественный договор со времени античности, точнее говоря, от Аристотеля. Эти конструкции также использовались во времена средневековья, например, Марсилием Падуанским в XIV в . в качестве выведения идеи общественного суверенитета. Поскольку идея общественного договора представляет собой умозрительную модель - способ стабилизации, а не идеологию, то она могла быть использована как для защиты конституционной монархии, так и модели гражданского общества.

Но и Россия не могла оставаться вне рамок европейского развития, встав на путь построения буржуазных отношений. Поэтому юридическая мысль здесь стала развиваться в унисон с европейской только со второй половины XIX в , что хронологически совпадает со становлением буржуазных отношений в России. Необходимость правовых реформ, - подчеркивает Аннерс Э., - повысивших уровень правовой жизни и особенно юридической техники процесса именно ради экономической жизни, живо осознавалась в кругах, поддерживавших реформы [4. С. 363].

Однако этому эволюционному развитию положила предел революционная ломка 1917 года и создание новой системы права фактически на пустом месте, т.е. без созревания социальных предпосылок и даже в отсутствии социальных корней. Оформление идеи диктатуры пролетариата, классовой сегрегации, общенародной собственности, международного права между антагонистическими субъектами и т.д. показывают, что советское право носило надуманный, головной характер, т.е. служило удовлетворению очередной потребности существующей власти. Об этом свидетельствует ст. 6 Конституции СССР (1977), закрепляющая роль КПСС, что явилось открытым вызовом классической системе международного права.

Нынешняя ситуация в России повторяет ту же, только с точностью до наоборот. Развитое буржуазное право и правоотношения современного мира приспосабливают под аморфное образование с условным названием развивающееся государство или же государство, ставшее на путь рыночных преобразований, стремясь превратить его посредствам юридических рычагов в общество с рыночной экономикой. Здесь налицо идеализация рыночных правоотношений, возложение на них несвойственных функций движущей силы истории, так как их непосредственным результатом является благоденствие лишь десятка развитых государств, тогда как основной массе они не приносят ощутимой пользы. Так, как живет население Бангладеш, оно могло жить при любой формации и любой правовой системе, как и половина населения Земли, живущая ниже черты бедности и не имеющая реальных перспектив подняться над ней.

Этим принижается принцип социального государства, заложенный в Конституциях многих стран, что ставит предел успешному развитию гражданского общества. В ст. 7 Конституции РФ (1993 г.) провозглашается, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека [5. С. 6], из которого явно следует, что гражданское общество не отождествляется с рынком и капиталистической системой общественных отношений. То есть, Конституция РФ не связывает жестко построение социального государства с системой буржуазно-капиталистической эксплуатации труда, так как теоретически это возможно и на базе трудовых ассоциаций, основанных на личном труде граждан, какими являются, например, народное предприятие, кооперативы, некоммерческие организации, установленные гражданским законодательством РФ.

Современный законодатель признал ценность трудовой теории стоимости, подчеркнув ФЗ О личном подсобном хозяйстве в ст. 2, что "личное подсобное хозяйство - форма непредпринимательской деятельности по производству и переработке сельскохозяйственной продукции, т.е. оно ведется на трудовых началах и в целях удовлетворения личных потребностей граждан" [6]. Очевидно, что гражданское общество не может возникать и существовать в условиях резкого расслоения населения по всем социально-экономическим показателям. Поэтому основой гражданского общества может служить всемерное развитие идеи социального государства, которое может пойти на перераспределение функций между государством и обществом в пользу гражданских институтов, на что государство идет под давлением сильных политических партий через политическую борьбу, а общество получает дополнительные рычаги воздействия на власть в направлении дальнейшего реформирования политической системы общества. До сих пор этот эксперимент полностью не удался ни в России, нигде в других развивающихся странах, так как трудно провести эксперимент над взрослым социальным организмом, поместив его в условия пройденного этапа с целью прохождения им вновь естественного цикла развития.

Примером тому служит Латинская Америка, так и не вставшая на путь развитой рыночной экономики и представляющая собой аморфную смесь всех типов и укладов политики, экономики и права, известных в истории общества. И нет никаких оснований надеяться на то, что этот социально-экономический рахитизм разовьётся со временем в классическое капиталистическое общество. Впрочем, в истории не все ветви общественного древа проходят полный цикл формационного развития, обычно давая силу и условия для развития основных ветвей, которые и формируют, в конечном счете, облик цивилизации. Структура современного общества, состоящая из элементов различных общественно-экономических формаций, убедительно подтверждает это.

В идее гражданского общества все крайности теории сходятся, все противоречия разрешаются, так как общественное самоуправление - его основа, есть по сути безгосударственное состояние большего сегмента общества, как определенный этап и определенная цель правового развития. Это следует из главы VIII Конституции РФ (1993 г.), посвященной местному самоуправлению, полагающей, что оно обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью или может наделяться законом отдельными государственными положениями... [5. С. 33]. Это же подтверждается современной административной реформой в РФ, направленной на освобождение государства от избыточных функций. От государства остаются только представительные, исполнительные и судебные органы, чьи функции сведутся к базовому регулированию общественного управления, оставив всю социальную конкретику в ведении самоуправляющих структур.

Таким образом, действительным средством выравнивания общественного развития является гражданское общество и его венец - общественное самоуправление, что, по-нашему мнению, действительно и всесторонне раскрепощает общественные производительные силы и совершенствует производственные отношения, например, через принципы социального партнерства, относящиеся к гражданско-правовым понятиям. Следовательно, мы не считаем крайности в развитии форм собственности, общественной или частной, главным условием устойчивого развития. Таким условием является достижение консенсуса на основе общественного договора, выражающегося в гармонии между властью и обществом. А там, где не решены эти вопросы, - подчеркивает Российская газета, - нет настоящей политической стабильности, нет единства элиты внутри себя, единства элиты и общества. В России по-прежнему нет общественного договора - свода писаных или неписаных пунктов общественного согласия, затрагивающих основные аспекты социального устройства в реалиях рыночной экономики и политического плюрализма [7]. Общественное самоуправление и есть те новые общественные отношения, дающие простор для развития производительных сил, снимающие преграды на их пути, присущие как капитализму, так и социализму. Местное самоуправление в РФ -ф орма осуществления народом своей власти, ...самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учетом исторических и иных местных традиций [8], - подчеркнуто в законе о местном самоуправлении в РФ.

Известно, что социализм не смог найти замену частному интересу, как стимулу общественной активности, а капитализм, наоборот, гипертрофировал частный интерес, пренебрегая идеей общественного развития. Общественное самоуправление снимает эти крайности, устанавливая в разумных пределах гармонию общественных и личных интересов через сближение социальных полюсов, что не удалось сделать ни одной реально существующей системе капиталистического устройства общества, примером чему служит и современная Россия.

Таким образом, происходит отрицание отрицания: первобытнообщинное самоуправление отрицается общественно-экономическими формациями с государственным строем для того, чтобы перейти в новую фазу самоорганизации общества -о бщественное самоуправление, при минимальном регулирующем участии государства. Вполне возможно, что этот цикл открывает новую страницу истории, о которой догадывались или говорили почти все правовые школы и течения. Удивительнее всего то, что в этой новой фазе общественного развития правовая основа представляется простой и ясной, справедливой и нравственной, в которой происходит разумный синтез форм общественного сознания, так как по сути они являются не-расчлененным продуктом человеческой деятельности, отражающей нерасчлененное общественное бытие. А нерасчленённому общественному бытию должно соответствовать единое правосознание, выступающее как синтез права, морали и культуры, что будет истинным мировоззрением человека в вопросах взаимоотношения личности, государства и общества, таким как оно было у афинского гражданина во времена развития полисной демократии, с поправками на достижение цивилизации.

Нужно признать, что переход от полисной демократии к правовому государству был исторически невозможен. Об этом свидетельствуют такие события как, например, разрушение римским полководцем Силлой в 86 г. до н.э. Академии и Лицея в Афинах, которые так и не возродились в эпоху эллинизма. Впрочем, свои Силлы находились и для разрушения Александрийской библиотеки и для уничтожения других памятников культуры, что свидетельствует об отсутствии механизмов сохранения достижений культуры и науки предшествующей эпохи. И, напротив, в период феодализма, несмотря на некоторые его неприемлемые черты, происходит Возрождение (Ренессанс) общечеловеческих достижений науки и культуры. Постепенно, но неуклонно развиваются наука, техника, политические институты и правовая техника, что в конечном счете приводит к частичному возрождению древнегреческих научных школ и основанию новых европейских университетов. А это способствовало становлению современной модели правоотношений, что, в конечном счете, позволило выйти на путь устойчивого развития и теории гражданского общества.

Анализируя эпоху Средневековья, Ф. Энгельс в работе Анти-Дюринг пишет, что долгое время в буржуазном правосознании она воспринималась как эпоха абсолютного застоя, отсутствия духовного и культурного прогресса. Не замечалось, что в Средние века медленно, но неуклонно развивались общественно-правовые отношения, совершенствовались орудия труда, осваивались новые способы производства и т.д., что требовало их нового осмысления в категориях права, политики и морали. В конечном счете, генезис Средневековья привел к диалектике отрицания его собственных основ, базирующихся на религиозных ценностях, и был заменен идеями Просвещения, в которых все базовые характеристики личности и общества выводились из производительных сил и производственных отношений. К. Маркс в работе К критике политической экономии отмечал, что ему не принадлежит ни открытие классов, ни факта их борьбы между собой, так как это сделала предшествующая наука. Своей главной заслугой К. Ма ркс сч итал открытие всемирно-исторического закона об определяющей роли общественного бытия по отношению к общественному сознанию в категориях диалектики. В конечном счете, все философские, политические, правовые и др. идеи вытекают из наличного бытия, а не навязываются обществу извне. Следовательно, и идея гражданского общества не является вымыслом теоретиков права, а отражает назревшие потребности общественного развития.

Таким образом, в эпоху Просвещения все основные вопросы общества стали выводиться из его конкретно-исторического состояния, из тех материальных и социальных условий, которых оно достигло в ходе своего развития. Тем самым было положено начало научного подхода к изучению общества, в том числе и в юриспруденции, которая отныне стала рассматривать правовые системы как этапы функционирующих на этой основе правовых институтов, включая правовое государство и гражданское общество.

Гражданское общество становится гарантией возможности общества выбирать ту модель развития, которая в настоящий момент является желанной и перспективной с точки зрения устойчивого развития. Идея гражданского общества, -к ак считает А. Селигман, - была всего лишь регулятивной нормой в канун буржуазных революций и не более того, которая оформляется только в эпоху первоначального накопления капитала, чтобы уже во второй половине XIX в. переформироваться в структуры буржуазного государства [9. С .38]. Государственно-правовые системы современного мира приобретают строго диалектико-материалистический характер, позволяющий адекватно отражать процессы, происходящие в нем. Поэтому попытки привнесения в юридическую теорию и практику элементов канонического или иного права обречены на неудачу, так как они расшатывают строгость юридической мысли, подрывают юридическую технику, не дают возможности объективного установления истины. Таким образом, со времени Просвещения право стало самой материальной формой общественного сознания, не допускающей никаких других, кроме научно-теоретических способов построения системы юридического знания. Все это в полной мере относится и к теории гражданского общества, при разработке которой следует всячески избегать любых псевдонаучных построений и спекуляций.

Современные демократические конституции не навязывают модель общества, а полагают, что народ реализует ее путем свободы выбора. Проявления социальной активности граждан образуют диалектическое противоречие между ними и государством, регламентирующим политическую жизнь общества. В итоге это противоречие обретает характер противостояния авторитета власти и авторитета народного согласия [10. С. 19]. Абсолютное согласие есть установление, абсолютизация правил и интересов одной стороны, а это путь к срыву в нестабильность и хаос, как, например, крушение восточных деспотий, средневековых монархий, тоталитарных режимов. Стабильность и устойчивость навязывались обществу одной стороной общественного процесса, которая стремилась выдать частный интерес за всеобщий. Методологическая ошибка заключается в неправомерном стремлении крайности цикла общественного развития выдать его за золотую середину, тогда как действительной основой устойчивого развития является диалектика взаимоотношений юридически ответственного государства и зрелого гражданского общества.