интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Скрытая прибыль

Когда одна компания владеет частью другой компании, необходимо выбрать соответствующие бухгалтерские процедуры одной из трех основных категорий в зависимости от процента владения. Доля акций, дающих держателю право голоса, в значительной мере определяет, какой категории принципов бухгалтерского учета следует придерживаться.

Согласно общепринятым принципам бухгалтерского учета необходима (не без исключений, конечно...) полная консолидация продаж, расходов, налогов и прибылей предприятия компанией, владеющей более 50% акций. Компания Blue Chip Stamps, 60% акций которой принадлежит Berkshire Hathaway Inc., подпадает под данную категорию. Поэтому все статьи доходов и расходов полностью включены в консолидированный отчет о прибылях и убытках Berkshire Hathaway Inc. Доля участия других компаний (40%) в чистой прибыли Blue Chip отражена в отчете как вычет на долю участия меньшинства.

Полностью обычно консолидируется прибыль контролируемых компаний другой категории, доля владения которыми составляет от 20% до 50% (чаще всего их называют объекты инвестиций). Доход от таких предприятий, например, от Wesco Financial, 48% акций которой принадлежит Berkshire, включается в отчет о прибылях и убытках компании-владельца одной строкой. В отличие от предыдущей категории опускаются все статьи доходов и расходов, включается только пропорциональная доля чистой прибыли. Таким образом, если корпорация А владеет 1/3 корпорации В, то третья часть полученной В прибыли, независимо от того, распределит ее корпорация В или нет, уходит в прибыль корпорации А. Предусматриваются некоторые изменения и в этой категории, и в категории предприятий с долей участия более 50%, имеющие отношение к межкорпоративному налогообложению и корректировке цен покупки. Однако эти объяснения мы отложим на другой раз. (Знаем, что вам не терпится все поскорее узнать.)

И наконец, рассмотрим компании, владеющие менее 20% голосующих акций другой компании. В этом случае согласно правилам бухгалтерского учета компания-владелец включает в свою прибыль только дивиденды, полученные от предприятия, в капитале которого она участвует. Нераспределенная прибыль не учитывается. Таким образом, если мы владеем 10% корпорации X, прибыль которой в 1980 г. составила 10 млн. долл., в своем отчете (не принимая во внимание относительно невысокие налоги на межкорпоративные дивиденды) мы укажем прибыль либо 1 млн. долл., если X объявила о выплате в виде дивидендов всех 10 млн. долл.; либо 500 000 долл., если X выплатила только 50%, или 5 млн. долл. в виде дивидендов; либо 0, если X решила реинвестировать всю полученную прибыль.

Мы предлагаем вам этот короткий и значительно упрощенный курс бухгалтерского учета ввиду того, что концентрация ресурсов Berkshire в области страхования обусловила сосредоточен ие ее а ктивов в компаниях, относящихся к третьей категории (доля участия менее 20%). Многие из этих компаний выплачивают лишь небольшую часть своей прибыли в дивидендах. Это означает, что на настоящий момент в операционную прибыль, указанную в нашем отчете, в весьма незначительной степени входит доля их текущих прибылей. Однако в отличие от объявленной операционной прибыли, отражающей только полученные от этих компаний дивиденды, наше экономическое благосостояние определяется их прибылью, а не выплачиваемыми дивидендами.

Количество пакетов акций компаний, относящихся к третьей категории, значительно возросло за последние годы, так как наши страховые компании процветали, а рынок ценных бумаг открывал заманчивые перспективы для сделок с обыкновенными акциями. Стремительный рост участия в других компаниях и увеличение прибылей этих компаний дали необычный результат: часть нашей прибыли, которую эти компании удержали в прошлом году (часть, не выплаченная нам в виде дивидендов), превысила общую сумму объявленной годовой операционной прибыли Berkshire Hathaway. Таким образом, традиционный бухгалтерский учет позволяет увидеть лишь верхушку айсберга наших прибылей. В корпоративной практике такой результат — большая редкость, в нашем же случае, вероятнее всего, он повторится еще не раз.

Наш собственный анализ реального размера прибылей немного отличается от Общепринятых принципов бухгалтерского учета (GAAP), особенно в части, когда эти принципы должны применяться в условиях высокой и непредсказуемой инфляции. (Но гораздо легче подвергнуть критике эти бухгалтерские правила, нежели попытаться их улучшить, так как связанные с ними проблемы просто колоссальны.) Мы владели на 100% предприятиями, объявленная прибыль которых была ниже 100 центов на доллар. В плане бухгалтерского учета они находились под нашим полным контролем. (Контроль был чисто теоретическим: если бы мы не реинвестировали всю прибыль, произошло бы массовое снижение стоимости существующих активов. Однако прибыль, полученная от этих реинвестированных средств, не могла даже приблизительно сравниться с рыночной доходностью капитала.) Мы также владели небольшими частями предприятий с превосходными возможностями для реинвестирования, и нераспределенная прибыль, приносимая ими, намного превышала 100 центов на доллар.

Стоимость нераспределенной прибыли для Berkshire Hathaway зависит не от того, владеем ли мы 100%, 50%, 20% либо 1% компании, в которой она остается. Скорее стоимость этой нераспределенной прибыли определяется способом ее использования и прибылью, которую это приносит. Это действительно так, независимо от того, выбираем этот способ мы сами или это делают руководители, которых мы не нанимали непосредственно, но в выборе на должность которых мы участвовали. (Важно само действие, а не действующий субъект.) И стоимость никоим образом не зависит от факта включения либо невключения этой нераспределенной прибыли в нашу объявленную операционную прибыль. Если мы владеем какой-либо частью дерева, произрастающего в лесу, но не отражаем его рост в нашей финансовой отчетности, часть дерева все равно принадлежит нам.

Предупреждаем вас, что наша точка зрения нетрадиционна. Но лучше мы реинвестируем прибыль, которую не можем отразить в балансе, в компанию, принадлежащую нам на 10%, и ее руководство, не нанятое нами непосредственно, найдет хорошее применение этим средствам, нежели мы вложим прибыль, показанную в отчете как наша прибыль, в более сомнительные проекты, осуществляемые другим руководством, даже если это руководство — мы сами.

Термин прибыль необычайно точен. И когда сумма прибыли подкрепляется положительным заключением аудитора, наивный читатель может решить, что эта цифра так же верна, как число, вычисленное до десятого знака после запятой.

Но на самом деле прибыль может стать податливой, как пластилин, когда учитывается нечистым на руку руководителем компании. В конце концов, тайное станет явным, но к тому времени крупные суммы денег перейдут из одних рук в другие. В самом деле, значительные состояния в Америке порой делались путем превращения в деньги бухгалтерских миражей...

Объявленная прибыль Berkshire также может ввести в заблуждение, но совсем в ином смысле. Мы вложили огромные средства в компании (объекты инвестиций), чья прибыль намного превышает выплачиваемые ими дивиденды, и по отношению к ним мы учитываем нашу прибыль только в размере получаемых нами дивидендов. Ярким примером служит Capital Cities/ABC Inc., где наши 17% участия в прибылях компании в прошлом году составили 83 млн. долл. Однако лишь около 530 000 долл. (600 000 долл. за вычетом примерно 70 000 долл. налога на дивиденды) включается в прибыль Berkshire в соответствии с GAAP. Остаток 82 млн. долл. сохраняется за Capital Cities в качестве нераспределенной прибыли, которая работает на нас, но не учитывается в балансе.

Мы придерживаемся следующего мнения по поводу такой забытой, но не исчезнувшей прибыли: совершенно неважно, каким образом она учитывается, самое главное — это владеть и распоряжаться ею в дальнейшем. Нас не заботит, если вдруг аудиторы услышат звук падающего дерева в лесу. Нас интересует, кому принадлежит это дерево и что с ним будет сделано впоследствии.

Когда компания Coca-Cola использует нераспределенную прибыль для обратной покупки своих акций, она увеличивает наш процент участия в самой, по моему убеждению, выгодной торговой марке в мире. (Конечно, компания использует нераспределенную прибыль и на другие цели, направленные на увеличение стоимости.) Вместо того чтобы выкупать свои акции, Coca-Cola могла выплатить эти средства нам в качестве дивидендов, чтобы мы затем приобрели больше ее акций. Но этот метод менее эффективен, так как налог, который нам пришлось бы заплатить за прибыль по дивидендам, не позволил бы нам увеличить долю нашего участия до такой степени, как это может сделать Соке , действуя вместо нас. Если бы все-таки компания пошла по этому менее рациональному пути, то Berkshire показала бы в своем отчете гораздо более высокую прибыль.

Я считаю, что лучший способ вычисления нашей прибыли — определение скрытой прибыли следующим образом. Возьмем 250 млн. долл. — наша операционная прибыль (по грубым подсчетам) в 1990 г. от участия в объектах инвестиций, которые эту прибыль удержали. Вычтем 30 млн. долл. на дополнительные налоги, которые нам нужно было бы заплатить, если бы эти 250 млн. долл. были выплачены нам в виде дивидендов, и прибавим оставшиеся 220 млн. долл. к нашей объявленной операционной прибыли, равной 371 млн. долл. Таким образом, наша скрытая прибыль за 1990 г. составила около 590 млн. долл.

По нашему мнению, стоимость нераспределенной прибыли предприятия для всех ее владельцев определяется эффективностью использования этих средств, а не долей чьего-либо участия в этом предприятии. Если бы вам в последние десять лет принадлежала сотая доля 1% Berkshire, вы бы получили полную экономическую выгоду от своей доли нераспределенной прибыли, независимо от того, какую систему бухгалтерского учета используете. Вы бы также получили прибыль как владелец 20% компании. Но если бы вам принадлежало 100% множества капиталоемких предприятий в течение этих десяти лет, то нераспределенная прибыль, полностью и со всей тщательностью учитываемая вами в соответствии со стандартной методологией бухучета, принесла бы вам ничтожно малую экономическую выгоду либо вообще никакой. Мы не подвергаем критике бухгалтерские процедуры и не собираемся заниматься созданием лучшей системы. Мы просто хотим обратить внимание менеджеров и инвесторов на следующее: бухгалтерские данные — это первый, а не последний этап процесса оценки предприятия.

В большинстве корпораций практически не уделяют внимания компаниям, доля владения которыми составляет менее 20% (возможно, потому, что они не дают максимизировать заветную объявленную прибыль), и различия между бухгалтерскими и экономическими результатами, о которых мы только что говорили, несущественны. Но для нас эти компании имеют существенное и все большее значение. Их значимость, по нашему мнению, в том, что размер объявленной операционной прибыли становится для нас менее важной величиной.

На огромном игровом поле (где представлена вся совокупность крупнейших американских корпораций) наша задача заключается в отборе таких предприятий, экономические характеристики которых позволяют превратить каждый доллар нераспределенной прибыли не менее чем в один доллар рыночной стоимости. Несмотря на все промахи, нам пока удавалось добиться поставленной цели, и в этом нам помогала покровительница всех экономистов согласно Артуру О куну — Св. Компенсация. Иногда нераспределенная прибыль, принадлежащая нам как владельцам, давала незначительный либо даже отрицательный эффект относительно рыночной стоимости, в то время как в большинстве позиций один доллар, удержанный объектом инвестиций, превращался в два и более доллара рыночной стоимости. На настоящий момент наши лучшие компании более чем компенсируют отставание других компаний. Если мы сохраним подобный результат, он послужит обоснованием наших попыток максимизировать экономическую прибыль независимо от оказываемого воздействия на бухгалтерскую прибыль.

Мы также убеждены, что возможность получить выгоду имеют и инвесторы, которые могут сконцентрировать внимание на скрытой прибыли. Для расчета необходимо вычислить базовую прибыль, относимую на акции, по каждой позиции портфеля и суммировать все значения. В задачу каждого инвестора должно входить создание такого портфеля (в сущности, компании), который обеспечил бы инвестору самую высокую скрытую прибыль в следующие десять лет.

Такой подход заставит инвестора отдавать предпочтение долгосрочным перспективам компании, а не краткосрочным перспективам фондового рынка, что со временем принесет свои плоды. Конечно, никто не станет спорить, что индикатором для инвестиций все-таки служит рыночная цена. Но цены формируют именно прибыли будущих периодов. В инвестиционной деятельности, как в бейсболе, чтобы заработать очко за прогон, нужно наблюдать за игровой площадкой, а не за табло.

Главный показатель эффективности работы административно-управленческого персонала компании — достижение высокого уровня прибыли с собственного капитала (без неоправданного использования кредита для каких-либо финансовых сделок, бухгалтерских уловок и т.д.), а не последовательное увеличение прибыли на акцию. Мы считаем, что деятельность многих корпораций стала бы более понятна как акционерам, так и общественности, если бы руководители и финансовые аналитики меньше уделяли внимания прибыли на акцию и ежегодному изменению этого показателя.