интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Моделирование рынков труда.

Рынки труда в переходных экономиках обнаружили ряд неожиданных явлений, которые тотчас привлекли внимание многих исследователей. Статистические данные и обследования показали, что решения фирм об увольнении и привлечении работников демонстрируют слабую реакцию или даже нечувствительность к изменению цен и спроса. В этом отношении, как и во многих других, российские фирмы ведут себя удивительным образом. В течение 1992 – 1996 гг. ВВП России сократился на 38 %, в то время как безработица в 1996 г. составляла 9,3 %, а число официально зарегистрированных безработных равнялось 3,4 % от общей массы рабочей силы. Занятость в индустрии сократилась на 26 %, что больше, чем в экономике в целом, но само промышленное производство уменьшилось при этом почти в два раза. Даже если принять в расчет принудительные отпуска, цифры падения выпуска и падения занятости все равно будут несравнимы (это увеличило бы процент безработицы на 1,5 %). Соотношение уровней спада и занятости мало изменилось к началу 2000 г., хотя соотношение их приростов стало совсем другим: с 1996 г. ВВП упал на 1 %, а уровень безработицы вырос на 2,4 %. Обследования подтверждают, что в России сравнительно высокая занятость сосуществует с недоиспользованием рабочей силы и избытком производственных мощностей на предприятиях.

Конечно, некоторые фирмы увольняли рабочих, но одновременно с этим удивительно много фирм нанимали работников, несмотря на ухудшение экономических условий. Значительные межфирменные потоки трудовых ресурсов наблюдались даже в пределах одной отрасли.

В отличие от уровней занятости ставки заработной платы были весьма подвижны. В России эти ставки гораздо сильнее реагируют на изменение конъюнктуры, чем в развитых странах. В течение 1992 – 1996 гг. средняя ставка реальной заработной платы снизилась на 52 % в экономике России в целом и на 50 % в промышленном производстве, что соответствует падению выпуска его продукции.

Еще один важный факт заключается в высокой степени согласия между работниками и управляющими. Во время переходного периода конфликты между этими двумя группами были редкими. Лишь 8300 предприятий и организаций из 2,2 млн. были вовлечены в забастовки в России в 1996 г., 7400 из них были образовательными учреждениями. Имело место около 450 забастовок в угольной промышленности и лишь 82 во всех других отраслях промышленности. Большинство забастовок было направлено против федерального правительства, а не против управляющих (данные для 1999 г. аналогичны). Не только принудительное увольнение рабочих, но и смещение менеджеров были не типичны. Очень значительная часть управляющих сохранили свои позиции с советского периода до настоящего времени.

Итак, для российского рынка труда характерны низкая чувствительность уровня занятости к изменению цен и спроса, относительно высокая изменчивость заработной платы, наличие заметного межфирменного потока трудовых ресурсов даже при общем ухудшении условий, солидарность рабочих и менеджеров.

Предположение о коллективной природе российских предприятий и понятие стационарных уровней занятости могут быть положены в основу объяснения парадоксов, наблюдаемых на российском рынке труда. При этом не обязательно, чтобы влияние рабочих было доминирующим.

Для фирмы, принадлежащей своим работникам, существует отрезок стационарных уровней занятости. Этот результат объясняет низкую чувствительность фирм к изменению условий при выборе уровня занятости и высокую гибкость, а также сильную межфирменную дифференциацию заработной платы. Также фирмы, находящиеся на границах отрезка, могут выбирать противоположные политики занятости. Это создает межфирменные потоки рабочей силы и уменьшает общую безработицу. Было отмечено, что фирма, управляемая социально-ответственным менеджером, ведет себя аналогичным образом. Таким образом, модель объясняет целый набор стилизованных фактов, обнаруженных во многих эмпирических исследованиях.

Избыточная занятость неэффективна с производственной точки зрения. Однако при столь низком уровне социальной защиты, который был характерен для начального периода реформ в России, нормальное рыночное поведение менеджеров – максимизация прибыли – могло нанести огромный социальный вред. Коллективная природа российских фирм – не только результат ментальности, сложившейся в советское время, но и естественная приспособительная реакция на шоковые институциональные изменения при отсутствии инфраструктуры, обеспечивающей мобильность трудовых ресурсов и их переквалификацию, низких пенсиях и пособиях по безработице. Для повышения качества корпоративного управления в России необходимо, прежде всего, улучшение системы социальной защиты населения.

Разработанная А. Маршаллом теория спроса-предложения на сегодняшний день остается основным инструментом теоретического исследования различных экономических систем. Во многих случаях она позволяет получать приемлемые результаты, качественно согласующиеся с практикой экономической жизни. Тем не менее, одним из существенных недостатков такого подхода является невозможность строгого исследования динамики экономических процессов. Феноменологический уровень описания подобных явлений не снимает неоднозначности в интерпретации фактических данных, что весьма негативно влияет на возможность решения ряда экономических проблем. В качестве примера такого провала можно привести Великую депрессию в США, давшую толчок к развитию кейнсианства. Наличие значительного числа экономических школ, сторонники которых придерживаются порой крайне противоположных взглядов по тем или иным вопросам экономики, только подтверждает эту мысль.

Принципиально иным является подход, основанный на использовании идей теории самоорганизации (синергетики). Возникший как инструмент исследования в области естественных наук данный метод получил применение во многих областях, в том числе таких, как социология, политология и экономика.

Основным положением названного выше подхода можно считать достаточно общие представления о саморегуляции сложных систем, а в качестве базового математического аппарата берутся, как правило, нелинейные дифференциальные уравнения. Ниже предлагается модель самоорганизации рынка рабочей силы отдельной отрасли. В первую очередь акцент делается на изучение стабильности рассматриваемого сегмента экономики. Данный вопрос имеет принципиальное значение, поскольку открывает возможности для анализа эффективности принятия тех или иных управленческих решений и прогнозирования вероятного развития событий на рынке.

Использование синергических представлений о характере протекания процессов саморегулирования рынка труда позволяет установить особенности эволюции системы и исследовать, в рамках посткейнсианских теорий, рынок на предмет его устойчивости. Следует отметить тот факт, что равновесное состояние системы может и не соответствовать условиям оптимального функционирования. Наличие второго неустойчивого стационарного состояния может приводить к достаточно сложным переходным процессам и существенно влиять на динамику уровня занятости. Феноменологические параметры открывают возможности для исследования влияния на макроэкономические процессы ряда субъективных факторов, что в свою очередь позволяет расширить исследовательскую базу и способствует синтезу взглядов различных экономических школ и теорий.