интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Ментальная карта пространства

Структурные слова, используемые для организации пространства, можно разделить на две группы: организующие пространство (в русском языке 56 лексем, 25% словоупотреблений языка) и описывающие движение (17 лексем, 4% словоупотреблений языка) в этом пространстве.

Конкретные служебные слова русского языка в подавляющем числе случаев задают организацию пространства более чем по одному критерию ЕСМ. Большая часть из них посвящена описанию внутри, в центре (в, включая, посреди, тут, через) и близко, в стороне (вокруг, вблизи, вдоль) и близко, наверху (на, над, по, поверх, сверх). Приведенные данные (табл. 2.3) в определенной мере демонстрируют искажение пространства в речевом конструировании: полное отсутствие далеко внизу, соразмерность близко и далеко сзади при ярко выраженной диспропорции верх-перед рядом (абсолютное доминирование верх) и далеко (преобладание вперед).

На уровне значимой лексики сохраняется характер пропорций: использование слов верх, сверху в два раза превышает использование слов низ, снизу (104 и 47 соответственно).

Семантическое значение вертикали и горизонтали в культуре русского языка и, по всей видимости, в других языках, довольно однозначно: человек может возвыситься, а может и опуститься. Но горизонтальная семантика не столь однозначно пространственна: правый противопоставляется ошибающемуся и правильное—ошибочному, и идиома левые дела — конкретным (прямым) обязанностям (сказать правые дела или правильные дела нельзя, но правое дело как правильное дело несет ярко выраженную ценностную коннотацию). Практически структура языка задает организацию пространства сзади наверх вправо с организацией успешного и справедливого опыта в правой

стороне пространства 1 и игнорирования негативного (в содержательном или ценностном2 смысле) опыта, оказывающегося вне поля зрения3 говорящего и недоступного для анализа.

Ментальная организация движения

Структуризации движения в пространстве посвящено немного лексем и 55% из них посвящены движению от (двигаться — сзади), движению к1 (двигаться — вперед)—44%, около 1% описывает движение не знаю куда (двигаться — место). В психологическом смысле различия положительно сформулированной цели, движения к… (мотивы достижения успеха, надежда на общение, стремление к власти и аналогичные конструкты) и негативной мотивации (мотивы избегания неудачи, страха отвержения, избегания влияния и аналогичные) описаны уже довольно давно: для достижения результатов необходимо четко формулировать то, что вы хотите получить (движение к), а те, кто формулирует негативно (я не хочу, что…, движение от) чаще всего являются социально неуспешными.

Ментальная организация времени

Управлению четвертым измерением — временем — посвящено очень мало слов. Время также описывается двумя характеристиками — определенностью (недолго) — неопределенностью (некоторое время), и временными интервалами до (раньше)— после (позже) — неопределенность (долго). Около половины словоупотреблений приходится на неопределенное время, но обращает на себя внимание выраженность структуризации прошлого времени— 61% всех словоупотреблений (поровну определенное—неопределенное ), конкретной структуризации будущего посвящено 19% употребления, столько же, сколько неопределенному времени. Обращает на себя внимание схожесть соотношения сзади — впереди в описании пространства и прошлого — будущего в описании времени.

Ментальная организация сортировки объектов

Объекты, находящиеся в пространстве, подлежат сортировке (112 лексем) через сравнение и идентификации подобный — отличный — общность (треть частоты словоупотребления сортировки, 70 лексем) и последующими операциями с ним объединение (и) — сочетания (или) — исключения (нет) — объединения на условиях (но) (2/3 словоупотребления сортировки, 42 лексемы).

Служебные слова, характеризующие общность (соответствующие мета-модели то же самое), в основном выражены универсальными количественными (78%: всяческий, многие, ничто и т. д.), что является классическим примером генерализации, приводящей к значительному искажению информации. Вторая значительная группа, описывающая общность посвящена организации внутри (16%: уже, всего, целый), а самую маловыраженную группу составляют слова, демонстрирующие часть общности (6%: последний, отдельный, следующий). Близки к ним лексемы, описывающие подобие (19 лексем, 9% словоупотребления: наравне, например и т. д.).

Отличие структурирует прежде всего по размеру больше (36%) — меньше (8%), констатацией отличия (иной — 29%), компаратерами (сравнение с умолчанием, 7%) и группой вопросительных числительных и местоимений (21%).

Большинство операций с объектами принадлежит к их объединению (и, 48%) или объединению с исключением (но, 22%). Значительная часть (28%) описывает операции исключения (нет) и совсем небольшая (2%) — операции сочетания (или).

Операции с объектами и их последствия могут быть контролируемы и/или понятны (интернальность — ЕСМ: я делаю и/или знаю сам, 0,47%, сам, по-моему) или нет (экстернальность — ЕСМ: делает и/или знает другой, 0,43%, по-твоему, ну), а также атрибутироваться в понятиях причинно-следственных связей (86 лексем, 10% общего словоупотребления).

Атрибутирование изменений и информационные характеристики объектов образного кода

Событие (движение объектов в/по карте, изменение характеристик объектов) может быть вызвано определенными причинами (ЕСМ: делать, потому что/из-за; 26,5% категории: ради, для, если) и само вызывать определенные следствия (ЕСМ: есть/имеется потому что/из-за; 17,9%: значит, притом, причем), вызывать или непонимание (экстернальность, 11,4%: авось, будто) или расцениваться как нарушение естественного хода вещей (ЕСМ: есть/имеется, не потому что/из-за; 6,3%: вопреки, исключительно, случайно). События могут описываться через ряд утверждений (ЕСМ: правильно больше; 7,2%: безусловно, бесспорно, несомненно) или предположений (ЕСМ: правильно много/многие; 2,9%: верно, возможно 1 , наверное, очевидно), а события могут или разрешаться (ЕСМ: произойти/случиться может быть; 10,8% категории: можно, мочь, ладно) или предписываться (ЕСМ: произойти/случиться правильно; 16,9% категории) в понятиях необходимости (должно), отрицания (нельзя) или исключительности (помимо, пусть, только).

Обработке информации об объектах посвящено 45 лексем. Более трети словоупотреблений дают вопросительные слова (38%: что, чей), еще 28% предназначены для уточнения получаемой информации (так, именно, о, словом) и 27% утверждению передаваемой (вот, лишь, мол). Около 7% словоупотреблений дают неконкретные местоимения (кое-какой , кое-чей и т. д.).

При общении с людьми происходит различение свой — чужой. Использование структурных слов для конкретного отображения чужого (он, она и производные) составляет 36%, свой — 37%. Для избегания называния чужого используется целый ряд неконкретных местоимений (кое-кто, тот, этот, кто-нибудь), составляющих около 20% словоупотреблений, и около 7% словоупотреблений связано с вопросительными местоимениями.

Внимательный читатель обратил внимание на наличие категорий неконкретные местоимения в группах обработки информации и различения свой— чу жой, а также использованием категории экстернальность на двух уровнях одной группы (на описании событий как таковых и на описании причинно-следственных связей). Употребление одного и того же наименования категорий было вызвано гомологичностью психологических стратегий, используемых для конкретных лексем, но существенные различия между объектами, по отношении к которым применялись эти стратегии, не позволяют объединить их в одну группу.

Отдельную группу лексем составляют эмоциональные компаратеры (жалко, зазорно, плохо, хорошо и т. д.), словоупотребление которых незначительно.