интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Синонимы и антонимы в повседневном мышлении

В отличие от школьной грамматики синонимов и антонимов в повседневном мышлении нет. Во-первых, повседневное мышление отличается удивительной когнитивной скупостью и использование разных слов для одних и тех же объектов, явлений и действий было бы очень неэффективным, а во-вторых, повседневное мышление не знает содержательных категорий и имеет только эмоционально-оценочные .

Само по себе выделение синонимов и антонимов основано на порочной гипотезе дихотомичности мышления, восходящей в европейской научной традиции к Аристотелю, а он воспринял эту иллюзию от риторов и логиков. Ошибка имеет в своей основе тот довольно бесспорный факт, что при вербальном рассуждении в пределах простого предложения одновременно больше двух объектов (групп объектов) по одному параметру или одного объекта по нескольким критериям сравнить действительно нельзя. Дихотомичность вербального рассуждения в европейской традиции была перенесена на мыслительные операции, что было некорректно, так как мышление характеризуется не дихото-мичностью, а как минимум трехчленной пропозициональностью.

В принципе мысленным взором человек может охватить все необходимое для сравнения количество объектов и сравнивать их одновременно более чем по одному критерию (причем количество ментальных критериев меньше, чем возможных вербальных); а в предельном случае объект свободно описывается человеком в выбранных им критериях и вовсе без прямого сравнения с чем-либо. Задача вербального сравнения является чисто риторической, позволяющей согласовать критерии и оценки при коммуникации; риторическое сравнение само по себе не воспроизводит мысленное сравнение, так как при большом количестве объектов вербальное сравнение происходит путем последовательного сравнения пар по разным критериям, а не сравниваются все пары объектов по всем возможным критериям (это дает возможность для риторического искажения, но в общем случае значительно сокращает время коммуникации).

Как уже упоминалось, человек свободно описывает конкретный объект вообще без прямого сравнения, просто приписывая объекту определенные характеристики (или оценивая по определенным характеристикам). Без навязчивого внешнего наблюдателя человек проводит атрибутирование объекта по сравнительно небольшому числу критериев (возможно, вообще по одному мой мир — не мой мир); и только в коммуникации происходит развертывание ментальной карты соответствующей части мира. Именно и только в коммуникации возникает необходимость использования вербальных критериев и проблема их конвенционального значения.

Риторическое противопоставление позволяет ограничить область сравнения и более четко определить то значение слова, которое присваивается именно в этом акте коммуникации (например: теплый, как Y; т. е. другие теплые R, Q или F отличаются от Y степенью теплоты, т. е. они холоднее или горячее Y, но все равно теплые; таким образом, значение слова теплый для конкретного из теплых объектов определяется некоторым соотношением холода и жара, а не точкой на шкале холодный — горячий, которая для теплых объектов будет общей). Кроме того, при описании критериев ментальной карты в коммуникации возникает проблема лингвистической избыточности, т. е. использование нескольких критериев для описания одного ментального критерия; при этом используемые критерии могут применяться как характеризующие, а также для того, чтобы отметить, что данный критерий в этой ситуации к этому объекту не применим; но практически всегда критерии оценки используются только в каком-то определенном смысле из тех, которые они могут нести. Так или иначе, но в коммуникации стороны могут в конце концов прийти к согласию, какие звери будут считаться умными, а какие красивыми. Самое важное для нас в этом то, что в обсуждении использование синонимичных или антонимичных (дихотомичных) суждений служит приемом, позволяющим задать значение на некоторой субъективной шкале (критерии ментальной карты), которая в общем случае является описательной, а не ди-хотомичной.

Из чего следует, что мышление является описательным, а не дихотомичным?

Для обсуждения вынесенного в заголовок вопроса предположим, что мышление является дихотомичным. В таком случае в ассоциативном эксперименте набор и частота ассоциаций на антонимы должна быть равна как минимум между самими антонимами. В противном случае предложение симметричной шкалы между антонимами в шкале семантического дифференциала является внесением исследовательского артефакта в мышление человека.

По материалам Русского ассоциативного словаря, для базовой дихотомии хороший—плохой имеется следующая картина (табл.12):

Как видно из табл. 12, хотя частота антонимов в качестве ассоциаций друг другу достаточно высока, она не равна и различается на треть. Только для понятия день пару хороший — плохой можно признать строго дихотомичной и отчасти — для человек и мальчик. При этом частота ассоциаций хороший и плохой для слова день действительно равна, а частота этих ассоциаций для слов человек и мальчик в качестве стимулов уже существенно различается (в 3,6 и 6 раз соответственно). Для слов друг, товарищ ассоциации плохой нет совсем, а муж чаще хороший, чем плохой в 5 раз.

В качестве второго примера рассмотрим другой вариант базовой дихотомии добрый — злой. В качестве ассоциаций на добрый первыми словами являются человек (частота 14,1%), дядя и злой (частотой 9,0%), а на злой ассоциациями служат слова человек (частота 17,5%), гений, дух и добрый (частота 4,9%). Мы опять видим различие в частоте антонимов друг другу в 1,81 раза и в качестве описания человека в 1,24 раза, а также в категориально-сти ассоциаций (условно, реальные люди — мир идей). Характеристика злой в качестве ассоциации на человек отсутствует вовсе.

Также о перекошенности повседневного мышления свидетельствуют данные частотных словарей об использовании различных слов: частоты использования слов из конкретного синонимичного ряда различаются очень существенно, а частоты использования антонимичных слов и выражений не равны друг другу.

Таким образом, гипотеза о дихотомичности мышления результатами ассоциативного исследования не подтвердилась: можно сделать вывод об отсутствии в повседневном мышлении синонимов и антонимов, а их использование в массовой коммуникации будет приводить к смещению восприятия рекламируемого объекта вплоть до нарушения идентификации.