интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Обращение богатства

Прежде всего, Кенэ представляет эти отношения между классами через затраты, которые производят их члены. Таким образом, он анализирует то, что можно назвать денежным обращением в обществе; оно описывается следующей схемой:

В начале периода класс землевладельцев обладает доходом, равным 2М, а бесплодный класс — суммой 1М, которую он авансирует на производство. Землевладельцы тратят половину своего дохода на покупку сельскохозяйственных продуктов и вторую половину — на покупку изделий бесплодного класса. Он использует 1М аванса на покупку сырья, необходимого для производства, и 1М, только что полученный от землевладельцев, на покупку средств существования, которые он будет потреблять в течение периода. Производительный класс использует 1М, полученный от землевладельцев (за продажу сельскохозяйственных продуктов), на покупку изделий бесплодного класса (это не те изделия, которые покупаются землевладельцами, мы увидим ниже, о чем идет речь). С помощью полученной суммы бесплодный класс возвращает свой аванс в размере 1М. Наконец, с выручки от продажи сырья и средств существования бесплодному классу, производительный класс может заплатить сумму 2М владельцам земли, которую он использовал. В конце периода землевладельцы снова располагают доходом в 2М, а бесплодный класс — 1М, и обращение может начинаться снова.

Два наблюдения можно сделать по поводу этой схемы. Она представлена как замкнутый круг, когда исходное состояние, измененное первыми затратами, в конце концов восстанавливается. В этом случае общество может функционировать бесконечно, без необходимости навязывать ему согласованность; затраты, совершаемые классами, достаточны для самопроизвольного поддержания через денежное обращение этой общественной согласованности (то, что Кенэ называет “законный порядок”). Напротив, восстановление исходного состояния не происходит, если затраты отличаются по величине от обозначенных на схеме. Однако эти затраты делятся на два вида. Затраты, исходящие от продуктивного или бесплодного класса, связаны с покупками для производства, поэтому они зафиксированы условиями производства и не меняются в случае неизменности последних . Затраты же землевладельцев диктуются только их собственным желанием; однако, этот класс является, сам того не зная, ответственным за замыкание круга: предположим что 2М истрачены по-другому и исходное положение не восстановлено, либо из-за небрежности продуктивного класса в уплате дохода, либо из-за небрежности бесплодного класса в возмещении аванса (корректировка путем изменения затрат этих двух классов невозможна, поскольку они заданы условиями производства). Таким образом, можно сделать вывод об особой ответственности класса землевладельцев (который включает, напомним, и монарха) за общественную согласованность с помощью импульсов, даваемых денежному обращению.