интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Отсутствие механизма саморегулирования для достижения полной занятости

Анализируя два "классических постулата", рассмотренных выше в секции 2.1, Кейнс определил полную занятость следующим образом:

"...равенство между реальной заработной платой и предельной тягостью труда при данном объеме занятости, которое предполагается вторым постулатом классической школы, соответствует при его реалистическом толковании отсутствию "вынужденной" безработицы. Такое состояние мы будем называть "полной" занятостью. "Фрикционная" и "добровольная" безработица совместимы с “полной” занятостью, определяемой таким образом (37-38, 69).

Отсюда следует, что:

полная занятость допускает существование “фрикционной” безработицы, причина которой — временное структурное несоответствие между спросом и предложением, и “добровольной” безработицы, обусловленной отказом рабочей силы от найма на условиях оплаты по равновесной ставке заработной платы (равной предельной производительности труда). Классическая теория признает эти два вида безработицы, объясняя их наличие соответственно необходимостью некоторого времени для установления равновесия на рынке труда и несовершенством последнего,

полная занятость отсутствует, если существует вынужденная безработица: те, кто ищет работу, не находят рабочие места, хотя предлагают труд по цене (ставке заработной платы), равной предельной производительности труда (первый классический постулат),

второй классический постулат не позволяет учесть вынужденную безработицу. Кейнс подчеркивал, что существование данного теоретического препятствия мешает пониманию реального мира:

“Нужно отбросить второй постулат классической доктрины и исследовать механизм действия экономической системы, в которой вынужденная безработица... вполне возможна” (39, 70).

Почему столь важное значение придается второму классическому постулату, согласно которому, в условиях равновесия, полезность заработной платы равна предельной тягости труда? Как было отмечено выше в секции 2.1, согласно классической теории, равновесие в условиях полной занятости достигается путем снижения реальной заработной платы, вызванного избыточным предложением на рынке труда. Часто Кейнсу приписывают объяснение фиаско механизма саморегулирования мешающей ему негибкостью заработной платы в сторону понижения. Такая “стандартная” кейнсианская точка зрения часто встречается в литературе, однако не обязательно быть кейнсианцем, чтобы объяснять таким образом наличие постоянной безработицы. Таков очевидный вывод и классической теории: поскольку совершенная конкуренция на рынке труда приводит к элиминированию вынужденной безработицы путем понижения заработной платы, любое несовершенство рынка труда, препятствующее такому понижению, ведет тем самым к хронической безработице.

Мы уже отмечали в секции 2.2, что цель Общей теории — обоснование, в противовес классикам, невозможности достижения полной занятости под действием механизма конкуренции в рыночной экономике. “Новые кейнсианцы” в 80-х и 90-х годах, “обычные кейнсианцы” в 50-х и 60-х годах, как и “неокейнсианцы” в 70-х годах, настаивают на наличии жесткости, вызванной несовершенством рынков (особенно рынка труда), умаляя тем самым значимость этого вклада Кейнса и противореча ему.

В случае отказа от жесткости как реальной, так и номинальной заработной платы как причины отсутствия механизма саморегулирования полной занятости возникают два вопроса:

почему гибкость реальной заработной платы не обеспечивает функционирование этого механизма? Это предмет 2 главы Общей теории.

п очему гибкость номинальной заработной платы не обеспечивает работу этого механизма? Это предмет главы 19 Общей теории.

Рассмотрим последовательно эти два вопроса.

Во второй главе Кейнс указал на два неравнозначных наблюдения, подтверждающих, что изменения реальной заработной платы не обеспечивают необходимого приспособления на рынке труда. “Первое касается действительного отношения рабочих к реальной заработной плате, с одной стороны, и к номинальной заработной плате — с другой; теоретически оно не так важно” (30, 60); важно лишь влияние денежных иллюзий на поведение наемных работников:

“Повседневный опыт, несомненно, доказывает, что положение, когда работники добиваются (в известных пределах) определенной номинальной, а не реальной заработной платы, вовсе не абстрактная возможность, а нормальный случай” (30, 61).

Если трудовые договоры ориентированы на сумму денег, а не на реальную покупательную способность, то для работников большее значение имеет номинальная, а не реальная заработная плата, и классическая кривая предложения труда (второй постулат), совместно с кривой спроса на труд (первый постулат), являющаяся частью механизма регулирования, не может далее выполнять свою функцию.

Например, повышение цен при постоянной заработной плате не вызовет снижения предложения труда, хотя оно и ведет к снижению реальной заработной платы, которое, согласно классической теории, должно привести к снижению предложения. К счастью, Кейнс считал этот не слишком убедительный аргумент вторичным. Если проблема заключается в восприятии наемными работниками ситуации, определяющей их поведение, имеет место случай “добровольной безработицы, когда сами работники блокируют механизм регулирования.

Однако существует “более серьезное возражение” (32, 63). Кейнс видит недостатки классической теории в том, что:

“...традиционная теория утверждает, что соглашения между предпринимателями и работниками, оговаривающие номинальную заработную плату, определяют реальную заработную плату; и если при этом предположить свободную конкуренцию между предпринимателями и отсутствие ограничительных соглашений между работниками, то последние могут при желании привести ставки своей реальной заработной платы в соответствие с предельной тягостью труда при данном уровне занятости, который зависит от спроса на рабочую силу, предъявляемого предпринимателями при данной ставке заработной платы” (33, выделено Кейнсом, 63-64).

Очевидно, что проблема заключается не в поведении работников: даже “если бы они этого хотели”, они не смогли бы вести себя так, как предусматривает классическая теория. Предположим, что наемные работники не препятствуют понижению номинальной заработной платы, вызванному избыточным предложением труда. Если общий уровень цен не изменяется, то снижение номинальной заработной платы означает также и снижение реальной заработной платы, и, следовательно, не имеет значения, будем ли мы исследовать реакцию наемных работников на изменение реальной или номинальной заработной платы, что указывает на недостатки классического подхода. В рамках последнего нет причин для изменения общего уровня цен, так как он определяется исключительно денежными факторами, изучаемыми количественной теорией денег. Но если классический анализ индивидуальных цен товаров, который “учит нас, что цены определяются предельными первичными издержками, выраженными в денежной форме, и что номинальная заработная плата в значительной мере определяет эти предельные первичные издержки” (34, 65), применить к общему уровню цен, то становится понятным, что уменьшение номинальной заработной платы вполне может сопровождаться снижением цен, и, следовательно, постоянной реальной заработной платой. Кейнс в дальнейшем не возвращается к вопросам реальной и номинальной заработной платы, отказ от второго классического постулата вызван тем, что

“...мы оспариваем положение, будто общий уровень реальной заработной платы непосредственно определяется характером соглашений о заработной плате. Утверждая, что такие соглашения определяют реальную заработную плату, классическая школа фактически ввела в свою систему аргументации весьма сомнительную посылку. Ведь в действительности для совокупной рабочей силы может и не существовать никакого способа ... сократить свою реальную заработную плату до известной величины путем пересмотра совместно с предпринимателями ставок номинальной заработной платы” (35, 66).

Необходимо поэтому исследовать зависимость между изменениями номинальной заработной платы, общего уровня цен и занятости. Это предмет главы 19 его Общей теории.

2) Анализ этой зависимости предполагает предварительное изучение факторов, оказывающих влияние на общий уровень цен. В рамках классического подхода последний определяется количественной теорией, описывающей зависимость между экзогенным предложением денег и спросом на деньги для осуществления сделок. По причинам, которые мы рассмотрим в четвертом разделе, Кейнс отказывается от этой теории, предлагая иное обоснование общего уровня цен. В предисловии к французскому изданию Общей теории он пишет:

“Последующий анализ показывает, каким образом нам удалось избежать ошибок количественной теории, вводившей нас в заблуждение. Мы полагаем, что общий уровень цен и индивидуальные цены определяются совершенно идентичным образом, т.е. они зависят от спроса и предложения” (12).

Это не означает, что Кейнс отказывается от денежного анализа цен. Далее он пишет:

"И цены — как индивидуальные, так и общий уровень цен — являются результатом взаимодействия этих двух факторов [спроса и предложения благ]. Деньги, количество денег не оказывают непосредственного влияния на этой стадии процесса. Они сыграли свою роль на предыдущем этапе анализа" (там же).

Мы увидим в четвертом разделе, что деньги действительно играют важную роль в определении общего равновесия, но "на предыдущем этапе анализа".

Но как отразится на определенном таким образом уровне цен снижение номинальной заработной платы и как это повлияет на занятость? Кейнс рассматривает теорию Пигу и делает следующие выводы:

"Просто предполагается, что сокращение номинальной заработной платы будет при прочих равных условиях стимулировать спрос вследствие уменьшения цен готовой продукции и вести поэтому к увеличению производства и занятости до той точки, где понижение номинальной заработной платы, на которое согласен наемный труд, будет как раз нейтрализовано падением предельной производительности труда, неизбежным при увеличении выпуска продукции на данном оборудовании.

В своей простейшей форме это равносильно допущению, что снижение номинальной заработной платы никак не затрагивает спрос" (272-273, 326-327).

Этот механизм представлен на рисунке 2, где 0о и DG — кривые совокупного спроса и предложения благ, Р — общий уровень цен, Y — равновесный совокупный выпуск.

Снижение номинальной заработной платы уменьшает издержки производства, что приводит к сдвигу кривой совокупного спроса из положения 0О в положение 0Оъ Перемещение по кривой совокупного спроса отражает тот факт, что спрос на блага растет по мере падения уровня цен. Положение общего равновесия сдвигается из точки А в точку В, что сопровождается увеличением уровня занятости. Поскольку полная занятость, которой соответствует совокупный выпуск Ymax, не достигнута, то продолжается снижение номинальной заработной платы, а вместе с ним сдвиг вправо по кривой совокупного предложения. Процесс регулирования завершается, когда в точке С достигается полная занятость.

Возражение Кейнса на это “простое” заключение также весьма простое:

“Никто не стал бы отрицать, что сокращение номинальной заработной платы при сохранении той же, что и раньше, величины общего эффективного спроса будет сопровождаться увеличением занятости. Но суть вопроса заключается как раз в том, останется ли совокупный эффективный спрос, измеряемый в деньгах, тем же самым при сокращении номинальной заработной платы” (274-275), выделено Кейнсом, 328-329).

Необходимо остановиться на косвенном влиянии снижения номинальной заработной платы на занятость через изменение совокупного спроса. Кейнс его анализирует, опираясь на собственную теорию, признающую три фактора "эффективного спроса": склонность к потреблению (объясняющую изменения потребительского спроса), предельную эффективность капитала и норму процента (объясняющие изменения инвестиционного спроса). Детально эти аспекты будут рассмотрены далее, сейчас же необходимо иметь в виду, что, согласно Кейнсу, влияние изменений номинальной заработной платы на потребление остается неопределенным. Основное воздействие они оказывают на инвестиционный процесс; это наблюдение, впрочем, соответствует важному месту, отведенному Кейнсом инвестициям в своей теории. На основании перечисленных факторов Кейнс сделал вывод о депрессивном характере воздействия, оказываемого на инвестиционный процесс и, следовательно, на совокупный спрос и занятость снижением номинальной заработной платы:

если бы, как в случае с совершенно гибкой заработной платой, регулирование на рынке труда имело бы прогрессивный характер (заработная плата снижалась бы все дальше и дальше при сохранении в то же время избыточного спроса на труд), то экономические агенты ожидали бы скорого снижения заработной платы и цен, что "...повлечет за собой... отсрочку как инвестиций, так и потребления" (278, 333). Оживление инвестиционной деятельности может запаздывать бесконечно долго.

снижение цен увеличивает реальную величину задолженности предприятий, что не способствует росту инвестиций:

"Действительно, если падение заработной платы и цен заходит далеко, то предприниматели, которые особенно обременены долгами, могут очень быстро оказаться на грани банкротства, а это крайне отрицательно повлияет на инвестиции” (279, 334).

• снижение цен влечет за собой уменьшение спроса на деньги для совершения сделок, что оказывает то же влияние на норму процента, что и увеличение предложения денег: норма процента падает, что стимулирует инвестиции. Но, как мы увидим в четвертом разделе, Кейнс сомневается в том, что экспансионистская денежная политика позволит достичь ожидаемого эффекта; эти же сомнения относятся и к имеющему тот же аналитический результат снижению заработной платы:

“Те же самые ... факторы, которые ограничивают действительный эффект увеличения количества денег как способа доведения инвестиций до оптимальных размеров, влияют mutatis mutandis и на сокращение заработной платы. Подобно тому как умеренное увеличение количества денег может оказывать недостаточное воздействие на норму процента по долгосрочным займам, а чрезмерное увеличение может свести на нет прочие преимущества этого метода, расстраивая атмосферу уверенности, так и умеренное сокращение номинальной заработной платы может оказаться недостаточным для той же цели, тогда как слишком большое сокращение могло бы поколебать уверенность, даже если бы такое сокращение было осуществимо практически.

Поэтому нет оснований полагать, что политика гибкой заработной платы способна непрерывно поддерживать состояние полной занятости. Еще меньше оснований полагать, что этой цели можно подчас достичь с помощью одних только денежных операций на открытом рынке. Такими методами нельзя сделать нашу экономическую систему саморегулирующейся” (282, 336-337).

Три аспекта возможного депрессивного влияния падения номинальной заработной платы на инвестиционный процесс отражают значение, которое Кейнс придает ожиданиям в анализе денежной экономики, о чем он пишет в предисловии к английскому изданию Общей теории:

“Как мы увидим, денежная экономика по сути своей является экономикой, в которой изменение представлений о будущем может оказывать влияние на существующий уровень занятости, а не только на его ориентацию” (15).

Прямому позитивному влиянию снижения номинальной заработной платы на совокупный спрос (через сопровождающее его падение цен) противодействует косвенный негативный эффект. Если второй сильнее первого, то дефляция приводит к депрессии, как видно из рисунка 3.

Снижение заработной платы и цен приводит к сдвигу влево кривой совокупного спроса таким образом, что уровень совокупного выпуска оказывается ниже после (точка В), чем до (точка А) снижения заработной платы. Уровень занятости сокращается еще больше, что увеличивает избыточное предложение труда и ведет к новому снижению номинальной заработной платы. Экономика увязает в кумулятивном процессе депрессии и все дальше и дальше отходит от состояния полной занятости.

Кратко повторим основные положения теории занятости Кейнса. По его мнению, не существует регулирующего механизма на рынке труда, способного ликвидировать вынужденную безработицу просто потому, что уровень занятости определяется не на рынке труда. Проблема не связана с жесткостью заработной платы (реальной или номинальной): даже в случае совершенно гибкой номинальной заработной платы ее изменение не обеспечивает полную занятость, поскольку между ними отсутствует какая-либо зависимость. Если под “рынком” (как в маршаллианской теории) понимается взаимодействие между совокупным спросом и предложением товара, одновременно определяющее равновесную цену и обмениваемое количество, тогда у Кейнса “рынок труда” отсутствует. Номинальная заработная плата — скорее результат конфронтации предъявляющих спрос на труд предпринимателей и предлагающих труд работников;

уровень же занятости, по мнению Кейнса, ею не определяется и формируется вне отношений между работодателями и наемными работниками.

Сегодня может показаться неожиданным, что, согласно Кейнсу, уровень занятости не определяется на рынке труда, каким бы образом он ни был организован. Уровень занятости полностью зависит от поведения предприятий на рынках благ, позиция работников в отношении заработной платы не имеет никакого значения, причем возможно и равновесие в условиях полной занятости. Поэтому возможны только две ситуации:

в экономике совершенно случайно установилась полная занятость. Данная ситуация не соответствует описанной в классической теории (поскольку последняя предполагает наличие в экономике сил, приводящих ее к полной занятости) и не представляет никакого теоретического интереса.

э кономика спонтанно достигает состояния равновесия в условиях неполной занятости и находится в нем, поскольку не существует механизма, позволяющего перейти от этого равновесного состояния к равновесию в условиях полной занятости. Только некоторая политика, т.е. вмешательство извне — позволяет изменить эту ситуацию и заставить экономику перейти от одного равновесного состояния к другому.

До момента достижения полной занятости в экономике равновесный уровень занятости определяется не

функционированием рынка труда, а равновесным уровнем совокупного выпуска. Если функция Y = f(N) описывает отношение между уровнем занятости N и равновесным уровнем выпуска Y, тогда функция занятости имеет следующий вид:

Основное внимание теперь следует уделить определению равновесного уровня совокупного выпуска, что является предметом теории эффективного спроса.