интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Значение общего равновесия по Вальрасу

Данные гипотезы предполагают существование совокупности задаваемых извне параметров (отношений предпочтения, начальных запасов (ресурсов), спектра производственных технологий) и экономики, характеризующейся "уравновешенными" рынками: на каждом рынке продавцы сбывают именно то количество, которое они предлагают по равновесной цене, а покупатели приобретают точно то количество, которое предполагали купить по этой цене. Состояние общего равновесия (по Вальрасу) описывается соответствующими неотрицательными числами — равновесными объемами и ценами.

Нельзя недооценивать значение этого результата, устанавливающего возможность существования состояния экономики, при котором решения субъектов, стремящихся к достижению собственных интересов, оказываются совместимыми: в таком обществе социальный порядок оказывается возможным. Но нельзя и переоценивать этот результат. Эта демонстрация возможности социального порядка, которую современная литература окрестила как существование общего равновесия, получена в предположении, что полностью (и исчерпывающим образом) известно описание экономики, т.е. агрегированных функций спроса и предложения для каждого товара. Однако в условиях рыночной экономики каждый субъект знает только свои собственные предпочтения, и, даже обладая совершенной информацией о всех рынках, он может наблюдать только результат совместных действий остальных субъектов, а не функции их поведения. Таким образом, ни один субъект не может определить систему равновесных цен и объемов.

Последнее не объясняется незнанием экономическими агентами теории Вальраса. В любом случае они не смогли бы идентифицировать уравнения модели. Не объясняется это также и несовершенной их информированностью, что не позволяет агентам знать, что же действительно происходит на всех рынках одновременно; напротив, предполагается, что у них есть такая возможность. Единственная причина — это децентрализация экономики, т.е. отсутствие координации в действиях индивидуумов, предшествующих обмену. При господстве частной собственности и разделения труда каждый решает за себя, игнорируя решения других. Именно так Адам Смит определял рыночную экономику, по этому же пути пошел и Вальрас.

Но для Смита это обстоятельство не явилось препятствием для существования эффективного состояния рынка; к нему вела “невидимая рука” — свободная конкуренция. У Вальраса же иная точка зрения. Исследовав в одиннадцатой главе Элементов “проблему взаимного обмена множества товаров” и сформулировав “теорему общего равновесия”, он приходит к такому итогу:

“Таким образом, если уравнения спроса заданы, то цены определяются математически. Осталось показать, и это очень важный момент, что проблема обмена, теоретическое решение которой мы только что продемонстрировали, разрешается на рынке практически с помощью механизма свободной конкуренции“ (121).

Иными словами, доказательство возможности общего равновесия (по Вальрасу) позволяет установить только то, что наличие эффективных обменов между агентами в условиях совершенной конкуренции не противоречит факту установления равновесия. Это необходимое условие: если не было возможности совместить решения агентов, то функционирование рынка не смогло бы привести к соответствующему принципам ТОРВ порядку. Но это условие не является достаточным: из возможности существования равновесия не следует “закон спроса и предложения”.

Анализ функционирования рыночной экономики является предметом не “прикладной политической экономии”, а “теоретической политической экономии”. Он представлен у Вальраса двумя теориями: теорией определения равновесных цен, так называемым процессом “нащупывания”, и теорией денег, выступающих в качестве посредника при обмене. С тех пор, как современная микроэкономика вновь обратилась к общему равновесию по Вальрасу, эти две теории и связанные с ними проблемы являются предметом оживленных дискуссий. Именно поэтому они рассматриваются при анализе “мира Эрроу-Дебре”, современной форме ТОРВ (см. ниже, глава 7).