интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Критика Сраффой частного маршаллианского равновесия

Сраффа стремился показать, что маршаллианскую теорию нельзя непротиворечивым образом основать на законе непропорциональной отдачи. Это обстоятельство тем самым привело к утверждению о несостоятельности маршаллианской теории. Следует привести два основных его аргумента:

а) Возрастающая и убывающая отдача не могут быть соединены в один закон непропорциональной отдачи, который приводит к единой кривой предложения. В действительности их причины имеют различную природу; дело не столько в реальных характеристиках отраслей, сколько в логике анализа, лежащей в основе их обоснования: убывающая отдача обусловлена вариацией количества одного фактора производства и неизменном количестве прочих; для анализа же растущей отдачи, объясняемой не особенностями факторов производства, а свойствами продуктов, необходимо рассматривать изменение объемов производства, и, соответственно, всех факторов. Таким образом, эти две тенденции необходимо рассматривать отдельно.

Исследование феноменов непропорциональной отдачи невозможно без ссылок на несовместимые гипотезы; в первом случае — на гипотезу частного равновесия, во втором — на предположение о существовании совершенной конкуренции:

в случае убывающей отдачи возникает проблема использования одного и того же фактора производства многочисленными “отраслями”. Если потребность отрасли в данном факторе невелика, то интенсивность его использования возрастет только при значительном увеличении объемов производства; следовательно, далее нельзя рассматривать частное равновесие. Если отрасль применяет большое количество данного фактора, то объем производства может быть увеличен только за счет передачи этого фактора другими отраслями, что неизбежно приведет к взаимозависимости отраслей, что также противоречит гипотезе частного равновесия;

в случае возрастающей отдачи высказывается предположение о том, что некоторая действующая на рынке организация самосовершенствуется с ростом объемов производства, что не соответствует гипотезе о совершенной конкуренции.

В целом, Сраффа пришел к следующим выводам:

“В конечном счете, по серьезным причинам ... в статической системе свободной конкуренции в условиях частного равновесия, без дополнительных гипотез, противоречащих природе системы, кривые издержек с непропорциональной отдачей не могут существовать (за исключением некоторых исключительных случаев). (...) При исследовании частного равновесия отрасли нельзя пренебрегать причинами изменения издержек, являющимися чрезвычайно важными с позиций общего экономического равновесия. С этой же точки зрения, являющейся лишь только первым приближением к реальности, необходимым является допущение о том, что, вообще говоря, предельные издержки производства товаров постоянны.

Необходимо остановиться на манере перехода Сраффы от демонстрации невозможности непропорциональной отдачи к выводу о постоянстве (предельных) издержек в общем случае, поскольку она свидетельствует о добровольном отходе от основного математизированного направления экономической мысли.

"Наиболее простым и приятным способом доказательства постоянства издержек является игнорирование причин их уменьшения или увеличения. Но поскольку постоянство издержек является наиболее опасным аргументом против симметрии спроса и предложения, сторонники этой доктрины, стремясь

продемонстрировать, что случай постоянных издержек относится к маргинальным вариантам теории, убеждают самих себя в его сложности и малой вероятности. Они основывают это утверждение на тезисе о том, что постоянные издержки "могут являться только результатом гипотетической взаимной нейтрализации влияния двух противоположных тенденций: к снижению издержек и к их увеличению". Сегодня можно следующим образом ответить на утверждение Эджуорта, что "трактовка переменных величин как постоянных является характерным недостатком нематематической экономики": экономисты-математики столь далеко зашли в исправлении этого порока, что не могут признать существование константы, которая не есть результат взаимной нейтрализации двух переменных.

Таким образом, маршаллианской теории свойственна внутренняя противоречивость, поскольку выводы ("фундаментальная симметрия") делаются на основе закона (непропорциональной отдачи), истинность которого не может быть доказана в заданных аналитических рамках (частное равновесие в условиях совершенной конкуренции). Существует три возможности преодоления данного противоречия, каждый из которых опровергает один из аспектов маршаллианской теории: совершенную конкуренцию, частное равновесие или фундаментальную симметрию.

Первое направление приводит к углублению противоречия между маршаллианской теорией и гипотезой о совершенной конкуренции. Стремясь смягчить критику Маршалла в своей английской статье 1926 г., Сраффа предлагает исследовать "промежуточную зону" между монополией и совершенной конкуренцией. Эта идея нашла свое отражение в работах двух авторов, изучавших в начале 1930 гг. различные формы рынка, особенностями которых являлась комбинация большого числа субъектов и конкуренции, и рассматривавших при этом отличные от цен характеристики благ. Это англичанка Джоан Робинсон (1903-1983), в 1950 гг. сыгравшая важную роль в развитии "пост-кейнсианской " теории, и американец Эдуард Чемберлин (1899-1967). Таким образом, эти авторы вновь обратились к трудам своих предшественников, стоявших у истоков маржинализма, таких как Антуан Огустен Курно (1801-1877). Тем не менее, несовершенной конкуренции заметное место в теории было отведено только в 1970 гг. с появлением так называемой "новой микроэкономики". Но этот подход находится уже за рамками частного маршаллианского равновесия.

Второе направление получило признание в 1940 гг., когда теория ценности в условиях совершенной конкуренции вышла за рамки частного равновесия. В основе этого течения лежит работа Value and Kapital {Ценность и Капитал, на русский язык вышла в 1993 году под заголовком "Стоимость и Капитал", прим. ред.) англичанина Джона Хикса (1904-1989), опубликованная в 1939 г., где он вернулся к анализу общего равновесия француза Леона Вальраса.

Выводы Сраффы, однако, были более радикальными, поскольку он полностью отрицал фундаментальную симметрию, а вместе с нею и значимость "маржиналистской революции":

"Применимая в столь ограниченной области кривая предложения с переменными издержками не может претендовать на статус концепции функционирования реальных отраслей. (...) Старая теория, в основу которой положены только издержки производства, является наилучшей из тех, которыми мы располагаем для изучения ценности в условиях конкуренции.

Этот призыв к возврату к классической теории был услышан только в начале 1960 гг., причем Сраффа способствовал этому изданием в 1951-1973 гг. полного собрания сочинений Рикардо, к которому он написал введение, подчеркивавшее актуальность трудов последнего, а также публикацией в 1960 г. работы "Производство товаров посредством товаров", посвященной классической теории цен и распределения. Уже в подзаголовке ("Введение в критику экономической теории") проявляется ее направленность; Сраффа уточняет, что идеи, содержащиеся в этой работе "хотя и не участвуют в дискуссии о маржиналистской теории ценности и распределения, тем не менее, являются основой ее критики.

Этой публикацией начался второй этап критики маржиналистской теории, направленной на этот раз не на закон спроса и предложения в условиях частного равновесия (хотя и включаемая еще в учебники микроэкономики, она была вытеснена теорией общего равновесия Вальраса), а на лежащую в ее основе концепцию факторов производства. Критике последней придавалось особое значение, поскольку на ее основе была построена макроэкономическая производственная функция, предложенная еще Джоном Кларком (1847-1938) . Так же, как и в наши дни, эта функция широко применялась "неоклассическими" теориями роста, источником которых послужила модель Р. М. Солоу (1956) .