интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Закон убывания предельной полезности

Итак, согласно Менгеру, благо имеет ценность. Но почему ценность одного блага превышает ценность другого? Для ответа на него вводится понятие предельной полезности.

Предположим, что индивидуум составляет перечень своих потребностей в порядке убывания их важности. Для этого он определяет величину ценности первой единицы блага, удовлетворяющего какую-либо потребность. Убывающая важность потребности в благах с I по X выражается в последовательности чисел с 10 до 1 (число 10 представляет ценность, в которую индивидуум оценивает потребление первой единицы блага, удовлетворяющей потребность I, имеющую наибольший приоритет). Ценность первой единицы каждого блага уменьшается соответственно относительной важности потребности:

Если рассматривать теперь каждое благо отдельно, то можно заметить, что его важность для индивидуума будет уменьшаться по мере удовлетворения потребности в нем. Так, ценность второй единицы блага, удовлетворяющего потребность I, не превышает 9, третьей 8 и т.д. Ценность следующей единицы блага уменьшается в зависимости от располагаемого количества этого блага, что можно представить в следующем виде:

Объединив “показатели степени насыщения” для всех благ мы получим следующую таблицу, представляющую ценность этих благ:

Числа в данной таблице отражают удовлетворение, полученное от потребления дополнительной единицы блага. Так, удовлетворение от еще одной единицы блага I, в случае, когда индивидуум уже располагает тремя единицами, равно 7. Каждое число, таким образом, отражает полезность последней единицы блага, или его предельную полезность.

Итак, наш homo economicus располагает следующими тремя элементами, необходимыми для проведения экономических расчетов. Будучи гедонистом, т.е. стремясь максимизировать удовлетворение от потребления благ, он последовательно будет увеличивать (если ограничения позволяют это делать) потребление тех благ, которые обладают максимальной предельной полезностью. Т.е. сначала выберет первую единицу блага I, затем вторую единицу этого же блага или первую единицу блага II и т.д. Подобные расчеты вполне характеризуют экономическую деятельность:

"Повсюду, где живут люди, вне зависимости от достигнутого ими уровня развития мы можем наблюдать, как экономический индивидуум сравнивает важность удовлетворения той или иной своей потребности как и различные фазы более или менее полного удовлетворения потребности в конкретном благе, и как, вследствие этого, он направляет свою экономическую деятельность на наиболее полное удовлетворение своих потребностей.

Такое поведение экономического субъекта гарантирует равенство ценности блага его предельной полезности:

"Итак, знание степени важности удовлетворения различных потребностей человека, а также различные стадии этого процесса являются первой причиной неравенства ценности благ".

Согласно "фундаментальному психологическому закону" предельная полезность блага выше, если:

потребность, которую это благо удовлетворяет, имеет более высокий приоритет]

располагаемое количество блага сравнительно невелико.

Можно предположить, что в основу маржиналистской теории положены частные гипотезы, касающиеся психологии индивидуума; в этом случае ее состоятельность зависела бы от правдоподобия этих гипотез. Однако значение анализа Менгера состоит не в указании на связь между ценами на блага и частным поведением, а в том, что, как мы увидим далее, показано существование зависимости между ценами и располагаемыми количествами благ.

Цены как индикаторы относительной редкости благ

В обществе, основанном на разделении труда, индивидуумы получают блага в процессе обменов, а не через непосредственные отношения с природой. Согласно Смиту, обмен является реальным (не денежным), если в результате его один индивидуум получает некоторое количество одного блага и второй получает некоторое количество другого. Соотношение этих двух количеств определяет меновую ценность (или относительную цену) одного блага в единицах другого.

Определенный таким образом обмен может быть проанализирован с точки зрения отдельного индивидуума:

"Общая форма законов политической экономии имеет ту же

ценность для анализа поведения для отдельного индивидуума, что и  для всего народа П усть рA — цена блага А в единицах некоторого блага, выбранного произвольно и называемого измерителем (numeraire), а

Таким образом, мы приходим к поиску источника меновой ценности благ в их (потребительной) ценности. Механизм определения цены прост. Получая единицу блага А , индивидуум увеличивает свое удовлетворение на величину, равную предельной полезности блага А. Но в процессе обмена он отдает некоторое количество блага В. Это цена, которую он платит за данную единицу блага А. Поскольку благо В также обладает с точки зрения индивидуума предельной полезностью, то такое изъятие блага В понижает степень его удовлетворения (отказ от блага вызовет уменьшение полезности). Операция обмена возможна лишь в том случае, когда для каждого индивидуума получаемое в ее результате повышение удовлетворения больше или равно его уменьшению. Следовательно, каждый индивидуум будет стремиться отдать возможно меньшее количество блага В за максимально возможное количество блага А. Другой участник обмена действует, согласно гипотезе, аналогичным образом. Получая какое-то количество блага Б взамен данного количества блага А, он стремится к увеличению своего удовлетворения в степени, равной или превышающей уменьшение последнего; таким образом, он хочет отдать минимально возможное количество блага А взамен максимально возможного количества блага В. Таким образом, два индивидуума согласятся на обмен лишь в том случае, когда ценность, приписываемая единице блага А будет равна ценности, приписываемой обмениваемому на него количеству блага В, которое является ценой этой единицы блага А. Таким образом цена единицы блага А, т.е. количество блага В, на которое она обменивается, равна отношению ценностей (т.е. предельных полезностей) А и В для их владельцев:

и получим следующее выражение:

Равновесие таким образом достигается тогда, когда отношения предельных полезностей обмениваемых благ к их ценам равны между собой. Этот результат может быть обобщен для случая n благ исходя из того, что равновесные цены всех благ определяются законом равенства отношений предельных полезностей благ к их ценам:

Такому определению равновесных цен уже присущи характерные черты маржиналистской теории, которые мы будем встречать по мере ее развития:

цены благ определяются взаимодействием двух элементов: оценки индивидуумом своих потребностей и количества имеющихся в его распоряжении благ. Эти две составляющие одинаково важны для определения цены, что видно из таблицы “степеней удовлетворения”;

существует связь между ценой блага и его располагаемым количеством, что позволяет рассматривать (относительную) цену блага как индикатор его редкости (по сравнению с прочими благами).

Однако эта модель имеет одно существенное ограничение: располагаемое количество благ задано и его нельзя изменить . C такой ситуацией мы имеем дело, например, когда каждый заключенный в некотором месте отбытия заключения получает посылку с различными вещами. Предположим, что никого не удовлетворяет первоначальное распределение благ и каждый желает обменять все или часть содержимого своей посылки. Согласно величине спроса и предложения определяется цена каждой вещи, причем располагаемое количество благ постоянно и определяется содержимым посылок.

Стремясь расширить анализ на ситуации, когда располагаемые количества благ могут изменяться, Джевонс вновь вводит "классический" элемент, отброшенный при анализе ценности: издержки производства. При этом он отличает "причину ценности" (предельную полезность и "определяющее обстоятельство" (затраты труда). Труд не является причиной ценности:

"Ставится и вопрос о труде как об элементе ценности. Имеется достаточно много экономистов, считающих труд причиной ценности. Они утверждают, что ценность вещей объясняется воплощенным в них трудом. Эти экономисты подразумевают также, даже в том случае, когда не заявляют это, что ценность пропорциональна количеству такого труда. Эта доктрина, прямо противоречащая фактам, не может просуществовать ни единого мгновения (...).

Можно также противопоставить количество труда, затраченного на создание вещи и соответствующую ей ценность. На создание крупных предприятий, таких как Great Western Railway или туннель под Темзой, может быть затрачено значительное количество труда, но их ценность зависит только от количества людей, находящих их полезными. Если нельзя найти применение пароходу компании Great Eastern, то его ценность равна нулю, за исключением ценности некоторых материалов, из которых он построен.

Поскольку труд принимает участие в производстве вещи, его необходимо, тем не менее, принимать во внимание не как причину ценности, но как "определяющее обстоятельство", так как, определяя располагаемые количества благ, он управляет "конечной степенью полезности" (т.е. предельной полезностью), являющейся истинной причиной ценности:

"С целью предотвращения любых возможных ошибок в данной последовательности основных зависимостей, я еще раз представлю их в порядке очередности:

издержки производства определяют предложение;

предложение определяет конечную степень полезности;

конечная степень полезности определяет ценность.

Помимо признания косвенной роли труда в определении ценности, такое решение компрометирует однородность маржиналистского анализа. Зависимость между количеством и ценой действительно существует, но каждый из этих элементов определяется различным образом: сначала количество определяется только издержками производства, а затем, согласно предельной полезности, устанавливаются цены. Последующие работы маржиналистов будут посвящены устранению такого анахронизма с акцентом на аналитическое единство теории и на идеологический эффект отказа от ссылки на труд. С этой целью будет доказана одновременность определения равновесного количества и равновесной цены блага, обусловленная симметрией сил спроса и предложения. Предварительно необходимо проанализировать издержки производства согласно принципам маржинализма так, чтобы окончательно порвать со старой классической концепцией. Эти задачи в рамках английской политической экономии решил уже не Джевонс, а Маршалл.