интересно
Предыдущая | Содержание | Следующая

Норма прибыли как норма излишков

Отказ от определения ценности через затраченный на производство товаров труд сразу же снова поднимает вопрос о неизменном мериле цен, который ставил Смит. Строго говоря, труд, затраченный на производство товаров, всегда рассматривался Рикардо не как мера цены товаров, а как ее причина. Поскольку цена является относительной величиной (так как это количество другого товара, на которое обменивается единица данного товара), ее мера зависит от товара, выбранного в качестве единицы; а мы знаем со времен Смита, что он должен быть выбран так, чтобы его ценность оставалась неизменной. Именно здесь теория ценности как затраченного на производство товаров труда оказывалась полезной; поскольку ценность любого товара зависела от одного фактора, достаточно было предположить, что количество труда на производство одного из товаров является неизменным, чтобы тут же получить эталон. Конечно, вопрос о его практическом выборе остается (а существует ли такой товар в реальности?), но теоретически проблема эталона решалась просто.

Существование второго фактора, определяющего ценность, делает эту проблему более сложной, но в то же время поставленной более точно. Более сложной, так как строгое определение такого эталона становится почти невозможным, поскольку изменение цены товара под влиянием этого второго фактора (нормы прибыли) зависит от "продолжительности" капиталовложений как в производство этого товара, так и всех остальных товаров.

Поставленной более точно, поскольку смысл всех этих колебаний стал более ясен, чем у Смита.

Следует напомнить, что главной задачей исследования Рикардо считал анализ распределения доходов. Отсюда вытекает важность неизменной меры ценности: Установить соотношение между двумя частями пирога можно только если его размер не изменяется в процессе разрезания. Следующее сравнение позволяет лучше это уяснить. Предположим, что мы пытаемся измерить влияние роста температуры на длину железнодорожного рельса; мы произведем измерения этой длины при различной температуре с помощью, например, металлического метра. Ясно, что результаты будут зависеть как от изменений длины рельса (которые изучаются), так и от изменения длины измерительного инструмента (которые неизвестны и нежелательны). Поэтому надо использовать метр из такого материала, длина которого не меняется с температурой, пусть даже она и меняется по другим причинам (не связанным с температурой).

Таким образом, совсем не обязательно изобретать товар, ценность которого абсолютно неизменна; достаточно, чтобы эта ценность не менялась при изменениях в распределении доходов. Точнее говоря, поскольку влияние распределения на цены происходит через длительность капиталовложений, достаточно сконструировать (умозрительно) такой товар, для которого условия авансирования капитала позволяют нейтрализовать эффект от изменений нормы прибыли через условия авансирования капитала для всех товаров. Принципы такого построения были только предложены Рикардо; они были развиты более чем столетие спустя в работах Сраффы.

Подобно тому, как отказ от ценности как затраченного на производство товаров труда приводит к другой постановке — хотя и с той же целью — вопроса об измерении меновой ценности, этот отказ приводит также к пересмотру вопроса об определении ценности. От идеи основать это определение на затратах на производство товаров не стоит отказываться; но их выражение через количество труда должно быть поставлено под сомнение. Если принять, что количество труда, затраченного на производство товара, может быть измерено, то мы узнаем влияние первого фактора, определяющего относительную ценность товара. Однако полн ое ее о пределение зависит от нормы прибыли (соотношение (18)) и ее также требуется определить исходя из структуры процесса производства. Но есть лучшее решение: если возможно, вообще избавиться от необходимости вводить теорию ценности для достижения цели, поставленной Рикардо — объяснить законы, управляющие распределением. Так затраченный на производство товаров труд полностью исчез из рикардианской политической экономии, став бесполезным для понимания его "главной проблемы".

Этот результат был получен Рикардо в раннем изложении Начал: в Опыте о прибыли. Он предполагает, что в рассматриваемой отрасли, производстве пшеницы, капитал авансируется целиком в виде пшеницы. По завершении процесса производства часть произведенной пшеницы восстанавливает этот капитал; избыток составляет прибыль. Отношение этого избытка пшеницы к авансированному в виде пшеницы капиталу есть норма прибыли в этой отрасли и, как видно, она может быть определена без ссылок на цену, просто как норма физического излишка (отношение одного количества пшеницы к другому).

Возьмем снова пример с пшеницей. Производство на наименее плодородной земле требует прямых затрат труда 10Ь и количество

аьь пшеницы на семена. Способ производства пшеницы характеризуется, таким образом, величинами 10Ъ и аьь, техническими коэффициентами производства пшеницы с помощью труда и пшеницы, соответственно. Такая модель может показаться слишком ограниченной, так как она игнорирует средства производства, используемые в производстве пшеницы. В то же время, даже в таком виде она учитывает использование прямых и косвенных затрат труда, поскольку пшеница для посева была получена в предыдущем урожае и, значит, была произведена в период -1. Как мы видели в примере, приведенном выше, этого достаточно, чтобы сделать неприменимой теорию ценности как затраченного на производство товаров труда, и эта модель достаточна для разработки другого подхода.

Если pb — естественная цена единицы зерна, xb — количество

.

Поскольку мы находимся на наименее плодородной земле, с которой не платится рента, этот излишек целиком достается фермеру-капиталисту и составляет его прибыль. По построению, есть только оборотный капитал (авансированный на заработную плату и покупку семян), и поэтому потребленный капитал равен авансированному. Тогда норма прибыли rb на этой земле равна:

Предположим теперь, что пшеница является единственным потребительским товаром, покупаемым на заработную плату, и он потребляется в количестве qb на единицу труда, то есть

Мы видим, что это выражение содержит и в числителе, и в знаменателе только количества пшеницы. Фактически, это норма физического излишка зерна на этой земле. На других землях с более высокой урожайностью норма прибыли остается той же, поскольку, как мы видели, разница в величине произведенного излишка по сравнению с наименее плодородной землей поглощается рентой, присваиваемой землевладельцем. Мы можем, таким образом, рассматривать гь как норму прибыли во всей отрасли по

производству пшеницы. По построению, она не зависит от цены пшеницы, так же как и от любой другой цены; она равна норме физических излишков пшеницы на наименее плодородной земле.

Чем интересно это определение нормы прибыли в отрасли, производящей зерно? Вследствие конкуренции между капиталистами, которая, как мы видели, заставляет их изымать свой капитал из отраслей, в которых норма прибыли ниже своего естественного уровня, норма прибыли становится примерно одинаковой во всех отраслях. Именно такое равенство нормы прибыли во всех отраслях определяет со времен Смита естественное состояние экономики. Поэтому норма прибыли во всей экономике такая же, как и в сельском хозяйстве: "Именно прибыль фермера регулирует прибыль в любой другой деятельности". Этот анализ вызвал немедленную критику — она принадлежала Мальтусу: норма прибыли в сельском хозяйстве может быть определена как норма физических излишков только в том случае, когда капитал в этой отрасли состоит только из пшеницы. Однако заработная плата тратится не только на пшеницу: в этой отрасли заняты также и средства производства. Следует рассматривать эту гипотезу не как ограничение — которое делает теорию нереальной — а как условие, уточняющее, в каком случае такое определение возможно. Это следующее условие: продукция и капитал должны иметь одинаковый физический состав. На этой основе можно показать, что последние работы Рикардо имели целью обобщить это положение из его Опыта, вводя зависимость нормы прибыли от затрат на производство не одной только пшеницы, но затрат, прямых и косвенных, на производство всех потребительских товаров, приобретаемых на заработную плату. Это сами эти потребительские товары, а также товары, служащие для их производства и входящие как в состав капитала, так и в состав продукции. Норма прибыли вводится как норма физических излишков всех этих товаров, сверх количественного выражения затрат на их производство. Учет структуры потребительских товаров, приобретаемых на заработную плату, и различий в способах производства ставит специфические проблемы, рассмотренные Пьеро Сраффой. Именно этот автор обосновал такую интерпретацию в своем Введении в труды и переписку Давида Рикардо (1951) и разрешил все эти проблемы в своем собственном труде Производство товаров посредством товаров (1960).

Следует отметить ту важную роль, которая приобретает в теории Рикардо гипотеза о выравнивании нормы прибыли между отраслями. Именно она позволяет ему определить в его Опыте норму прибыли (как дохода, исчисленного в ценах) во всех отраслях исходя из знания ее в сельском хозяйстве (как дохода, исчисленного в физических объемах). Она же позволяет, согласно интерпретации Рикардо в работе Сраффа, определить норму прибыли как норму излишков, вычисленную для комплекса отраслей, которые производят предметы жизненной необходимости и средства их производства. Выравнивание нормы прибыли вводится одновременно как выражение фундаментальной характеристики капитализма и как методологический постулат, функция которого состоит в "замыкании модели "?.

Теперь следует вернуться к оценке этого подхода Рикардо. Его целью было развитие теории общества через определение нормы прибыли. Или, можно констатировать, что он ведет к такому определению без ссылок на наемный труд или даже просто на труд. Фактически учет наемного труда важен только для выделения специфических товаров, затраты на производство которых управляют нормой прибыли; кроме того, даже эта его функция оказывается ненужной, как было показано Сраффой, который концепцию предметов жизненной необходимости, приобретаемых на зарплату, заменил на концепцию "стандартного товара". Это исключение труда в теории Рикардо может удивлять вследствие общепринятых представлений об этом авторе (и вообще о политической экономии). В то же время, оно неотделимо от даваемого Рикардо определения нормы прибыли как нормы излишков, являющегося единственным способом сделать рикардианскую теорию распределения (и вытекающие из нее следствия для накопления капитала и экономического роста) независимой от непреодолимых трудностей теории ценности как затраченного на производство товаров труда.

Главное — что в работе Рикардо содержится фундамент для строгого анализа отношений между производством, распределением, накоплением и экономическим ростом. Только победа, начиная с 1870-х годов, теории маржиналистов, которая вплоть до сегодняшнего дня отдает предпочтение совершенно другим взглядам, позволила забыть два главных вклада Рикардо в этой области: существование в одном периоде обратной зависимости между заработной платой и нормой прибыли, и зависимость долговременной эволюции нормы прибыли от эволюции условий производства товаров, приобретаемых на заработную плату. Найдется немного экономистов, которым принадлежат результаты такой же важности для понимания капиталистической экономики.

Мы видели, что этот анализ проделан в рамках реального подхода, в который не включаются деньги. В то же время Рикардо являлся также крупным теоретиком денег, как мы увидим ниже.